Пожар в барнауле в 1917 году

Май 1917-го в Томске: пожар, бунты военных и нашествие сусликов

26 июня 2017 12:23Прочтений: 8582

tomskmuseum.ru

…Прошло два месяца с момента революции, и жизнь, казалось бы, начала потихоньку входить в привычное русло. Но «успокоение» было крайне зыбким. На глазах у простых обывателей и, разумеется, журналистов постепенно переставали работать привычные механизмы социальной жизни — и этот процесс, и размышления о происходящем отразились на страницах «Сибирской жизни» в мае 1917 года.

В мае 1917 года Томский университет был открыт после решения конфликта между студентами и профессурой

Как известно нашим читателям из предыдущего обзора томской жизни, Совет студенческих старост 25 апреля закрыл Томский университет из-за того, что студенты не смогли добиться от профессорского собрания разрешения не сдавать экзаменационные «минимумы».

Причем, как писала газета, «основной предпосылкой для принятия решения объявить забастовку является вынесенное на одной из первых после мартовского переворота общестуденческих сходок и подтвержденное последующими сходками положение, что «минимумы не соответствуют назначению и достоинству высшей свободной школы».

Вот оказывается в чем дело! Профессор Михаил Антонович Усов (тот самый, кстати, Усов, чьим именем названа одна из томских улиц) решил просветить студентов-революционеров относительно того, какие порядки царят в «свободных государствах», на которые хотели ориентироваться учащиеся Томского университета. Он писал:

«Так, в наиболее передовой республике Северо-Американских Соединенных Штатов система обучения в высших школах содержит следующие элементы.

Обратите внимание

Посещение студентами лекций регистрируется тем или другим способом; пропустивший несколько лекций подряд получает от университетской регистратуры предупреждение; после третьего предупреждения студент увольняется из учебного заведения.

Везде там принята курсовая система преподавания, причем для перехода на следующий курс нужно сдать весною почти все предметы данного курса, иначе студент оставляется на повторительный год.

В результате неуклонного применения таких «минимумов» учащиеся почти без исключения проходят курс учения в установленное число лет; существует даже правило обозначать контингент учащихся тем годом, когда они должны окончить учебное заведение» («СЖ». 1917. № 95).

Но такие порядки царят не только в США. Изучив литературу по этому вопросу, Михаил Усов констатировал: «система преподавания в высших школах французской республики имеет почти такой же характер, а на медицинских факультетах и в некоторых высших технических школах она является там еще более «строгой».

Если обратиться затем к стране истинной гражданской свободы — Англии, то мы найдем в университетах этого государства такие порядки, которые показались бы нашему студенчеству прямо невероятными».

Здесь Усов имел в виду систему «туторов» («тьюторов», согласно современному произношению) — «или дядек, следящих за занятиями и также за образом жизни студентов».

Как ни странно, легче всего учиться, по сведениям Михаила Усова, было «только в монархиях средней Европы — в Австро-Венгрии и особенно в Германии»: там «высшее образование является, действительно, освобожденным от обязательных экзаменов и норм продолжительности пребывания в весьма многочисленных учебных заведениях».

Одним словом, заключал профессор, совершенно неверным является «категоричное положение» о том, что «минимумы не соответствуют назначению и достоинству высшей свободной школы».

Важно

Вообще автор считал, что «учащиеся не могут быть компетентными и ответственными в деле преподавания», и заключал: «пора всем усвоить ставшую в культурных странах органической идею, что высшая школа — особенно свободного народа — не может быть закрываема никем и ни при каких обстоятельствах» («СЖ». 1917. № 95).

Неизвестно, повлияла ли публикация напрямую на стороны конфликта, но в итоге профессорам и студентам удалось договориться, и «Сибирская жизнь» с облегчением сообщила в «Томской хронике»:

«Университет открыт с 13 мая. Минимум на медицинском факультете отложен до 10 сентября. О первом курсе советом профессоров возбуждается ходатайство об отложении минимума на два предмета до 10 декабря» («СЖ». 1917. № 102).

Объявление в «Сибирской жизни» о сборе пожертвований для барнаульских погорельцев

Одной из самых шокирующих новостей мая стало известие о барнаульском пожаре, подробности о котором публиковались в «Сибирской жизни» до конца месяца. 2 мая 1917 года буквально за день сгорела практически половина города; число жертв было невозможно сосчитать. Томичи читали в газете рассказы очевидцев о произошедшем:

«Все время стояла жара. Тянулись без конца сухие, без дождя, с ветрами дни. 2 мая ветер достиг необычайной ураганной силы, и вдруг вспыхнула затопленная банешка… Ураган подхватил огонь и понес… по направления к Оби.

Через некоторое время, вследствие перемены направления ветра, огненная стихия двинулась под углом к первой линии, и тогда начался тот неописуемый ужас истребления внутри этого треугольника, который из 70-тысячного населения города сделал своими жертвами около 20 тысяч человек.

Гонимые жаром люди бросали все и опрометью бежали к Оби, высоко поднявшейся в берегах.

Жаром загнало их в воду, где многие тонули и уносились течением — на непогруженных в воду частях тела загоралась одежда, горели волосы, лопались глаза… Волосы встают дыбом при одной мысли, что было бы, если б эта катастрофа произошла не среди бела дня, в 11 часов, а ночью…» («СЖ». 1917. № 98).

Огонь уничтожил практически всю центральную часть города — около 40 кварталов. В телеграмме из Барнаула писали: «сгорели… управа, управление железной дороги, телефонная и электрическая станция, воинское присутствие…

все магазины, городская аптека, водопроводная станция, гостиница… три высших начальных училища, духовное училище, учительская семинария, лазареты, городская библиотека, обе городские мельницы, лесопильный завод» («СЖ». 1917.

Совет

№ 96).

Все имущество жителей погибло. Помогали погорельцам всей губернией: немедленно были отправлены продовольствие, вещи, деньги из Новониколаевска, Томска и других близлежащих городов.

Современники писали, кроме того, что «едва начался пожар, как отовсюду поползли слухи один другого хуже. Говорили, что горят Бийск, Новониколаевск, Семипалатинск и даже Томск… одни говорят, что поджог устроили купцы, другие — немцы, третьи — черная сотня, социалисты, а то и просто чернь, жаждущая имущественного уравнения…» («СЖ». 1917. № 100).

В общем, смятение вышло немалое, и в обществе долго обсуждали причины пожара, возможность намеренного поджога в Барнауле, но, конечно, помогали чем могли несчастным барнаульцам…

Солдатские патрули на улицах Томска в 1917 году

В самом Томске тоже было неспокойно, и прежде всего потому, что явственно стало заметно падение дисциплины в войсковых частях, размещенных в Томске. Первой «ласточкой», повествующей об этом новом грозном явлении, стала статья редактора «Сибирской жизни» А.В. Адрианова «К вопросу о дисциплине». В ней он останавливался на нескольких вопиющих проявлениях падения нравов в солдатской среде.

Первый случай был отражен в приказе по гарнизону города Томска за номером 102, который перепечатал А.В. Адрианов. А речь в нем шла о том, что солдаты выгнали с работы профессиональных грузчиков и тем самым перебили у них заработок, выполнив работу за них — что, конечно, было недопустимо даже по мнению войскового начальства.

Журналист дополнил описанную ситуацию историей о том, как проходившие по улице солдаты столкнули с тротуара старушку с пятилетней внучкой, бабушка сильно пострадала при падении, попала в больницу и через несколько дней умерла. Со всех сторон, писал редактор, несутся жалобы на то, что «солдаты-милиционеры не дают прохода женщинам, идущим по улице поздно вечером, они пристают к ним, говорят гнусности».

В то же время становятся известны и такие случаи, когда «солдата, стоявшего на часах у полкового денежного ящика, застали спящим»; постоянно слышны «жалобы прапорщиков на то, что они на приглашение к солдатам приступить к занятиям нередко встречают заявление, что они не желают заниматься и не занимаются…».

Журналист пишет: «Ограничимся приведенными фактами, они свидетельствуют об упадке дисциплины, о забвении солдатами воинского долга.

Обратите внимание

Вопрос о дисциплине в настоящий момент, может быть, самый важный вопрос, вопрос о жизни или смерти нашего государства.

Он требует самых серьезных, безотлагательных мер к восстановлению в солдатской среде понятия о чести, о долге, о своих обязанностях» («СЖ». 1917. № 99).

Материал с говорящим названием «Надо образумиться» вновь повествует о вызывающем поведении солдат — как в действующей армии, так и в тыловом городе Томске.

Поводом для разговора стало письмо прапорщика Пугаченкова из армии, в котором он жаловался на отказ от выполнения своих обязанностей солдат, прибывших в составе новых маршевых рот на фронт.

Журналист указывал на то, что этот процесс проник уже и в тыл:

«Посмотрите кругом себя, на улицах, на этих солдат, исполняющих обязанности милиционеров, на этих праздношатающихся с семечками в кармане людей, на этих в военной форме ловеласов, сидящих по вечерам на лавочках у домов в обнимку с девицами, присмотритесь ко всем мелочам в поведении солдат, разгуливающих по городу. Ни в чем вы не увидите проявления этими людьми своего долга, своих обязанностей, не заметите думы о том, зачем они тут, на казенном хлебе и содержании, которое так страшно дорого и так трудно добывается».

«Ужас несет с собой это разложение», — говорит автор. Но кто же виноват? Журналист знает ответ:

«Виноват временный комитет, виноват совет солдатских и рабочих депутатов, виноваты безответственные митинговые «ораторы», виновата печать, которая бросала свои лозунги и призывы «долой войну»…»

Но — «так дальше продолжаться не может. Надо образумиться, надо обдумать создавшееся положение — а оно грозит гибелью стране, гибелью всем нашим революционным завоеваниям – и быстро принять меры к восстановлению нашей военной силы» («СЖ». 1917. № 102).

Конечно, в одночасье справиться с этой проблемой было невозможно. Процесс все усугублялся, дело дошло уже и до самосуда в воинских частях, о чем писала газета в конце месяца: до полусмерти был избит один солдат в одной из рот 39 сибирского полка за кражу сапог, а второй неудачливый воришка был спасен от смерти от рук солдат только благодаря вмешательству милиции… («СЖ». 1917. № 112).

Пароходы на Томи

На фоне обычного течения жизни журналисты все чаще замечали моменты, которые были невозможны раньше — или, казалось бы, уже не должны были происходить в новое, «свободное» время. Один из таких случаев получил название «Очередное безобразие». Журналист писал:

«На днях пароход Фуксмана, отплытие которого было назначено утром, задержан был матросами другого парохода, казенного, до 9 часов вечера из-за того, что на казенном пароходе произошел конфликт между рабочими; они требовали удаления одного рабочего из своей среды и насильственно задержали выход чужого парохода до тех пор, пока не добьются удовлетворения своего требования. Положительно люди и не соображают, какое расстройство вносят они в транспорт своими нелепыми поступками» («СЖ». 1917. № 108).

Но зря журналист думал, что это нелепость: рабочие начали чувствовать свою власть и силу, постепенно пробовали границы дозволенного… о последствиях же этого процесса мы все теперь, к сожалению, знаем.

Томская почтово-телеграфная контора в 1917 году не спешила заводить новые порядки

Важно

А второй случай автор — профессор Аносов — описал в статье под названием «Дома новы, но предрассудки стары». В ней он обращал внимание на то, что «на томской почтово-телеграфной конторе, очевидно, установилась твердая практика перлюстрации корреспонденции.

До сих пор об этом были только частные слухи, но теперь мы слышали постановление в этом смысле одной из местных социалистических организаций и местной адвокатуры».

Одним словом, оказалось, что на почте письма и посылки вскрывают, читают, и практика такая как была до февральской революции, так продолжается и после.

Профессор констатировал: «Это только лишний факт в ряду многих других, доказывающий, казалось бы, не требующую доказательств мысль, что одни торжественные декларации, благие намерения, громкие слова ничего не значат; что новое вино трудно влить в старые меха; что новая власть, созданная в борьбе со старой, в значительной мере несет на себе отпечаток своей предшественницы; что переработка психики человека дело не дней, минут, хотя бы и революционных; что в царство свободы вчерашний раб приносит привычки прежнего времени» («СЖ». 1917. № 109).

Журналист «Сибирской жизни» настаивал на том, что эта практика должна немедленно прекратиться, виновные должны понести наказание, ибо «граждане должны быть спокойны за судьбы своей корреспонденции». Что же это за новое время такое, в котором по-прежнему читаются чужие письма!

В Доме науки можно было и прочитать, и послушать газеты

Вообще же томская жизнь изобиловала самыми разнообразными событиями. Вот короткая «новостная подборка» из разных номеров «Сибирской жизни»:

«К борьбе с нашествием сусликов и кобылки в Томской губернии. Как мы слышали, в Томской губернии появились в громадном количестве суслик и кобылка. Губернский продовольственный комитет, во избежание порчи хлебов, озабочен приемом экстренных мер борьбы с этим злом» («СЖ». 1917. № 104).

«Пустующие земли. Несмотря на самые грозные предзнаменования в области питания, обывательская косность не желает сдавать своих укрепленных позиций.

Читайте также:  Медицинская помощь и ее виды

Несмотря на все усилия устремившихся к занятию огородничеством горожан, множество усадебных мест, вполне пригодных для разведения огородов, так и остаются впусте: владельцы сами не разводят на них огородов и другим сдать не желают… («СЖ». 1917. № 102).

«Чтение газет для неграмотных. В помещении Дома Науки Союзом «Свободный труд» устраиваются ежедневные народные чтения газет. Чтецы-дежурные будут являться по окончании дневных работ к 7 часам вечера» («СЖ». 1917. № 102).

Ну и наконец объявление о необычных гастролях:

«Первый раз в Томске.

Одна гастроль. Футуристы.

Во вторник, 16 мая. Зал общественного собрания.

Лекция-вечер на тему:

«Как надо жить» (искания новой жизни)

Известный футурист жизни, русский йог Владимир Гольцшмидт прочтет: 1) Солнечные радости тела; 2) Искания истинной любви и современный брак. Во втором отделении Вл. Гольцшмидт скажет несколько слов об индусской науке Хатха-Йога (влияние высшего я на физическое тело человека).

Футуристка-босоножка Елена Бучинская прочтет 1) Футуристы жизни; 2) исполнит словопластические танцы». Начало в 8 часов вечера» («СЖ». 1917. № 99).

Одним словом, томский обыватель в мае 1917 года был просто окружен самыми разными возможностями: он мог заняться огородничеством, послушать чтение газет, начать борьбу с сусликами или же посмотреть на русского йога-футуриста… О том, какие мероприятия устраивались в Томске в это время, наши читатели смогут также узнать из объявлений, которые приведены в качестве иллюстраций к настоящему материалу.

Объявления 1917 года: куда пойти, чем заняться

Источник: https://news.vtomske.ru/details/143170-mai-1917-go-v-tomske-pojar-bunty-voennyh-i-nashestvie-suslikov

2 мая 1917 г

В мае 1917 года барнаульцев постигло большое несчастье. В стране часто бывали пожары.

Барнаул в этом отношении не составлял исключения. Специалисты противопожарного дела подсчитали, что ежегодные убытки от огня в царской России составляли 700 миллионов рублей золотом.

Для сравнения приводился факт, что Аляска вместе с Алеутскими островами была продана Америке за 11 миллионов рублей, то есть за сумму, меньшую почти в 70 раз.

Совет

И хотя повсюду появились пожарные дружины и в помощь им добровольные пожарные общества, техника была очень слабой, профилактической работы не велось, строения преобладали деревянные, и огонь продолжал свирепствовать. В Барнауле за период с 1893 по 1917 год произошло 643 крупных пожара.

2 мая 1917 года в нашем городе случился самый крупный пожар того времени в России. Он начался утром в полуразрушенной бане во дворе дома мещанина Быкова между Томской (ныне – Короленко) и Бийской (Никитинская). Наиболее подробное из сохранившихся об этом свидетельств – статья в петроградском журнале «Пожарное дело».

«Огонь, – говорится в статье, – распространился с молниеносной быстротой. Сильный порывистый ветер разносил горящие головни на далекое расстояние. В результате одновременно возникли пожары в нескольких местах. В первом часу дня порывистый ветер сменился постоянным, в городе начался настоящий ад. Огненные волны захватывали все на своем пути. Среди населения началась паника.

О спасении имущества нечего было и думать. Приходилось спасать свою жизнь. Жители бежали к параходным пристаням. Некоторые в горящей одежде бросились в Обь и тонули. Толпы людей двинулись на пароходные баржи. Сходни не выдержали тяжести и рухнули, увлекая за собой обезумевших людей. Многие утонули.

В одном месте толпа оказалась окруженной огнем со всех сторон, многие не смогли выбраться из моря огня и погибли».

Погибли несколько сот человек.

Пожар уничтожил лучшую часть города – 60 кварталов, 25 улиц, 1-ю и 2-ю Алтайскую (сейчас, соответственно, Чернышевского и Чкалова), Полковую (Партизанская), Бредскую (Пролетарская), Сузунскую (Интернациональная), Павловскую (Анатолия), Бийскую (Никитинская), Томскую (Короленко), Гоголевскую, Пушкинскую, Петропавловскую (Ползунова), Льва Толстого, Малотобольскую и другие. Всего погибло более тысячи жилых и общественных зданий. Среди них – Управление Алтайской железной дороги, телеграф, строящиеся электростанция и водопроводная станция, магазины, склады, в том числе склад Алтайского союза кооперативов, где хранились большие запасы различного продовольствия.

Почти все городские учреждения разместились в здании реального училища на Демидовской площади. Многие жители ютились в палатках. Убытки от пожара исчислялись миллионами рублей. Тысячи людей остались без крова и пищи.

Многие получили тяжелые ожоги и ранения.

По Барнаулу циркулировали различные слухи о поджигателях, о каких-то мальчиках, которые бегали по городу, расплескивая керосин из бутылок, о том, что пожар охватил другие города Сибири.

Члены городской думы в полной растерянности не принимали никаких мер, чтобы облегчить положение населения. Большевики взяли инициативу в свои руки.

Обратите внимание

3 мая 1917 года исполком барнаульского Совета рабочих и военных депутатов издал приказ «О мероприятиях по ликвидации последствий пожара и наведению порядка в гор. Барнауле».

«Совет рабочих и военных депутатов, — говорилось в этом документе, — приказывает всем гражданам гор. Барнаула соблюдать спокойствие и порядок, помогать совместными усилиями организовать дело помощи пострадавшим».

Далее перечислялись конкретные меры, принятые для облегчения положения пострадавших, опровергались тревожные слухи, даже в духе времени говорилось, что они «ложны и распространяются врагами революции». Совет создал продовольственные комитеты, которыми руководил Михаил Ярков.

Были учтены запасы продовольствия, налажена выпечка хлеба, организованы пять пунктов, где погорельцам выдавался хлеб.

Бездомных расквартировали в уцелевших домах, уплотнив их жителей. Больных разместили по медицинским учреждениям, часть отправили в Новониколаевск.

Между Николаевском и Барнаулом непрерывно циркулировал санитарный поезд. Из Новониколаевска, Бийска и других городов шли эшелоны с хлебом и продуктами.

Сейчас осталось очень мало живых свидетелей этого огромного пожара. Но память о народном бедствии живет среди барнаульцев, так как передавалась от поколения к поколению.

М. И. Юдалевич, писатель

 Литература

Бородкин П. Барнаульские бедствия: [В т.ч. пожар в 1917 г.] //Алтайская правда. 1959. 2 авг.

Бородкин П. Барнаульский Герострат: [О брандмейстере Быкове, виновнике пожара 1917 г.] // Бородкин П. Исторические рассказы о Барнауле. Барнаул, 1963. С. 117-121.

Бородкин П. Пожары: Из цикла «Ист. рассказы о Барнауле» // Алтайская правда. 1972. 2 дек.

Зверев М. Заимка в бору: Рассказы. Повести. Барнаул: Алт. кн. изд-во, 1987. 152 с. — Из содерж.: [О пожаре в Барнауле в 1917 году]. С. 148-149.

Метельницкий К. Это была большая трагедия // Алтайская правда. 1992. 1 мая. С. 10: фот.

Юдалевич М.И. Барнаул (1730-1917). Барнаул: Алт. кн. изд-во, 1992. 216 с. Из содерж.: [О пожаре в Барнауле]. С. 205-206.

   Документальные источники

Алтайский краевой краеведческий музей.

ОФ. 15080/44 «Рассказ очевидца о пожаре 1917 г. в Барнауле», (рукопись на 5 л.).

Источник информации: Барнаульский хронограф. 1997 г. Барнаул, 1996. С. 15-17.

Комментировать

Источник: http://era.altlib.ru/330

100 лет революции: Алтай в огне

100 лет революции
Алтай в огне

Как жили в Барнауле и на селе во время
Красного Октября в 1917 году

В кинотеатре Барнаула — премьера нового фильма, лесоперерабатывающий завод набирает персонал, цены на зерно упали, а на муку и хлеб — выросли, в деревне все гонят самогон и даже не стесняются этого. Знакомые повседневные новости.

Только им 100 лет, и тогда в газетах они соседствовали с информацией о том, что Петрограде произошла революция. На основе архивных данных и газет того времени аltapress.ru сделал реконструкцию: как жили на Алтае во время тех событий.

Барнаул:
пожар, рост цен и эпидемии

На том месте, где сегодня в Барнауле создают туристический кластер, 100 лет назад происходили главные революционные события. Вся жизнь «варилась» именно здесь — около Оби. Магазины, театры, конторы, редакции и врачи работали на этом небольшом (по современным представлениям) «пятачке».

Важно

Накануне октябрьских катаклизмов главным событием, как и во всей России, считалась война. Это, конечно, накладывало отпечаток на жизнь города. Но в целом она текла своим чередом.В конце октября Временное правительство установило новые цены на зерно — 5,1 рубля за пуд пшеницы.

Определили и стоимость реализации муки: сеянки — 7,5 рубля за пуд (около 460 рублей за тонну), простого помола — 6,5 рубля за пуд (около 400 рублей за тонну). На одного едока в месяц полагалось муки-сеянки 30 фунтов (порядка 15 кг), муки простого размола — по 1 пуду 10 фунтов (около 21 килограмма).

Цены повысились почти в два раза, сообщал «Голос труда». Это было вызвано «видимо, государственной необходимостью, то есть ввиду полного отсутствия запаса продовольствия в армии, в промышленных районах, городах Петрограде и Москве».

«фабричные товары, где дороговизна жизни дошла до высоких пределов, естественно, повысятся в продажной цене, с чем придется считаться крестьянскому населению».

Регулярно совершались преступления

В ночь на 30 сентября неизвестные разгромили магазин Собининой: похитили кассу и товары. В Бийске, Камне и Барнауле были случаи самосудов, грабежей, убийств, сообщали газеты того времени.

Деловой жизнью рулили кооперативы
и кредитные организации

Алтайский союз кооперативов объединял 200 сельских кооперативов, 95 маслодельных артелей, 40 обществ потребителей, 9 артельных лавок. Он принимал от своих членов и покупал на рынке масло; поставлял «скотское мясо, свинину и сало» армии.

Союз помогал поставлять в хозяйства сепараторы, пергамент, соль, а также централизованно продавать продукцию, сообщал «Голос труда». В 1917 году члены союза заготовили масла на 123,2 тыс. рублей, 85% всего объема было продано за границу.

Масло закупали 25 иностранных фирм, пишет историк Иванцова в монографии «Сибирское крестьянство в 1917 – начале 1918 годов». Контора Алтайского союза кооперативов находилась на углу Соборной площади и улицы Льва Толстого в доме купца Сухова.

Всего в 1917 году в Барнауле действовало 185 кредитных товариществ, 212 потребительских обществ.

Железная дорога играла значимую роль

Было налажено движение поездов в Бийск, Новониколаевск (сейчас — Новосибирск), Семипалатинск. В октябре управа алтайской железной дороги разместила в газете «Голос труда» объявление, где сообщала, что из-за переполненных складов сокращает срок хранения грузов вдвое и повышает плату — тоже в два раза.

Вокзал считался отправной точкой при расчете стоимости услуг «легковых извозчиков». Такса оттуда до улицы Алтайской и обратно составляла 1,9 рубля, до улицы Подгорной — 3 рубля, самой дорогой уже тогда считалась поездка на Гору — 3,75 рубля туда и обратно.

Трогательная деталь: управление дороги по объявлению разыскивало
«хотя бы 20 дюжин стульев венских».

Тогда их называли электротеатры. Например, «Иллюзiон» на углу Соборной площади и улицы Пушкина показывал спектакль в пяти частях «Возмездие». «Новый мир» (находился на улице Пушкина, где в советское время работал кинотеатр «Пионер») демонстрировал «В борьбе обретешь ты право свое» (сверх программы — «По дебрям Африки в бочонке»).

Цена билета составляла около 50 копеек.

Совет

В газетном объявлении компания «Сотрудник» сообщала, что организует развозку керосина по домам. Цена — 17,5 копейки за фунт.

Повышалась роль образования

Так, в октябре открылась детская библиотека-читальня в гимназии Будкевич (сейчас — пр. Красноармейский, 14). Объявили набор желающих в народную гимназию, сбор проводился в Народном доме. В селе Белоярском открылось культурно-просветительское общество. В школу записалось около 300 человек.

«Ребятишки набиты как сельди в бочке, тесно, на 3-местных партах сидят по шесть человек. Проходов между партами нет, лезут на четвереньках через парты».

Медицина оставляла желать лучшего

Медучреждений катастрофически не хватало. Больницы и так называемые приемные покои располагались в старых, сырых, неприспособленных помещениях.

Была только горбольница на 50 коек, в ней работали два врача; инфекционная больница с одним врачом, фельдшерский пункт, одна аптека и 12 частнопрактикующих врачей, рассказывается в книге Анны Смирновой «Пламенные революционерки». В числе таких медиков были Л. И.

Иванов — «по внутренним и глазным болезням», доктор Ваксман — «по внутренним и венерическим болезням», детский врач Н. И. Делекторский, Л. Л.

Сушков — «по внутренним, кожно-венерологическим и женским болезням», а также около десяти акушерок (их кабинеты располагались в основном на улицах Бийской и Алтайской).

Были распространены эпидемии. Ежегодно умирало 30–40% детей до года. Плата за медпомощь в два раза превышала дневной заработок рабочего.

Выходили, например, газеты «Сибирская жизнь», «Голос труда», «Алтайский крестьянин» и другие. Подписка на месяц на «Голос труда» составляла 1,5 рубля, на год — 18 рублей. Годовая подписка на «Алтайского крестьянина» стоила 3,6 рубля.

Перед выборами обещали лучшую жизнь

В августе 1917 года прошли выборы в городскую думу Барнаула. Осенью должны были состояться выборы в Учредительное собрание. Уже тогда участники выборов заваливали избирателей обещаниями и яркими лозунгами.

Обратите внимание

Из предвыборной листовки барнаульского комитета РСДРП: «Если вы хотите, чтобы местные дела в городской думе вершились в интересах большинства населения города — всей городской бедноты, а не в пользу торгашей-капиталистов и богатых домовладельцев — голосуйте за список № 8, ибо, защищая интересы рабочего класса, социал-демократия отстаивает интересы всех эксплуатируемых против хищничества богатых.

Если вы хотите, чтобы налоги, падающие на бедноту, были отменены и возложены на тех, кто потом и кровью бедноты покупает себе безмятежную жизнь, голосуйте за список № 8.

Читайте также:  Геральдическое обеспечение мчс россии. определение.

Если вы хотите благоустройства города, если вы хотите бесплатной помощи, если вы хотите в области продовольствия организованного распределения продуктов первой необходимости, если вы хотите ограничить жадность домовладельцев, установив обязательные цены на квартиры, комнаты и углы, голосуйте за список № 8».

Например, на лесопильный завод Барнаульского кредитного товарищества требовались кузнецы и древорезы (завод располагался напротив Солдатского взвоза на берегу Оби). В газету «Сибиряк — Крестьянин» требовались корректоры (редакция располагалась на ул. Большой Олонской, 28).

Частники искали бондарей (мастер, делавший бочки). В Барнауле в середине 1917 года, по разным данным, трудились по найму от 8 до 12 тыс. человек.

Ядром были рабочие железнодорожных мастерских (около 400–500 человек), завода «Шпагат», фабрики «Алтайский сеятель», кирпичных заводов, пимокатных мастерских.

Большевик Михаил Ярков говорил: «В Барнауле нет крупных заводов, промышленность мелкая, рабочих немного, а и у некоторых свои домики, домашний скот. Влияние мелкобуржуазной среды велико». (Источник: Анна Смирнова «Пламенные революционерки».)

1917 год запомнился барнаульцам больше всего даже не революцией, а пожаром в ночь на 2 мая. Тогда без крова остались 20 тыс. человек, а общие убытки составили более 30 млн рублей, говорится в монографии Юрия Гончарова «Семейный быт горожан Сибири второй половины XIX – начала XX века».

По одной из версий, пожар начался с того, что один из пожарных в ветреный день
смолил у себя во дворе лодку.

Полыхали целые улицы. Огонь был такой силы, что пострадали и каменные здания. Дом, где сейчас расположен магазин «Красный», остался цел лишь потому, что его все время поливали холодной водой. В панике жители бежали к реке и в горящей одежде бросались в Обь.

Позже в городскую больницу доставили 34 трупа, но погибших было гораздо больше. Многие обгорели до неузнаваемости или утонули. Пожар уничтожил 60 кварталов, более 1 тыс. домов.

В Барнауле прошла забастовка типографских рабочих.
*Тут и далее в хронологии указаны даты
по старому стилю.

Никаких сведений о революции в Петрограде в местных СМИ еще не было. «Петроградское телеграфное агентство уведомляет, что, будучи занято вооруженными силами, лишено возможности передавать о происшедших событиях», — только и написал «Голос труда».

Размещено объявление об экстренном заседании гордумы.

«Голос труда» опубликовал информацию, что в Петрограде низложено Временное правительство и создан революционный комитет: «Но положение совершенно не ясно. Почему-то нет известий в течение пяти дней, нет проявлений ни той, ни другой власти, как будто вся борьба и все внимание сосредоточились только в Петрограде».

«Настоящим доводится до населения Алтайской губернии, что ввиду тревожности и неопределенности политического положения в связи с событиями в Петрограде 27-го сего октября образован губернский комитет общественного спасения, коему и передана вся полнота власти в губернии. Наиглавнейшей задачей комитета спасения является: 1. Поддержание порядка в губернии в целях правильного и своевременного производства выборов в Учредительное собрание и 2. Охрана свобод, добытых революцией». В этом же номере «Голоса труда» вполне мирно с тревожными сообщениями соседствовали объявления о торгах по продаже двух бракованных лошадей пожарным депо и отпуске быков-производителей по талонам.

В этом же номере «Голоса труда» вполне мирно с тревожными сообщениями соседствовали объявления о торгах по продаже двух бракованных лошадей пожарным депо и отпуске быков-производителей по талонам.

«Нужно узнать, что характерной чертой настроения широкой обывательской массы является животный испуг, страх перед грядущими осложнениями, которые в мрачных красках рисуются воображению испуганного обывателя в связи с революционным выступлением петроградского пролетариата и гарнизона». Газета «Голос труда» (о том, что на первое заседание гордумы пришло много жителей).

Село: заваруха, банды и самогон

Революция? Нет. не слышали

Важно

О том, как восприняли революцию в алтайской деревне, мнения исследователей расходятся. Одни считают, что революция зрела и мужики интересовались политикой. Другие, в основном полагаясь на воспоминания старых людей, утверждают, что довольно длительное время вся революция на селе сводилась к кровавым похождениям банд самого разного толка.

Есть данные, что один из руководителей барнаульских большевиков Владимир Устинович ездил по деревням в 1917 году и читал лекции крестьянам. Это частично подтверждают и публикации СМИ, которые рассказывали о лекторах, разъезжающих по селам.

«Сейчас мужики большой интерес имеют насчет политических партий — какая сподручнее сибирскому крестьянину.

Разговоров много, а все еще ладом разобраться не смогли».

Крестьянство Алтайского края поначалу даже не использовало слово «революция». Происходящие события называли «переворотом» или «заварухой», пишет историк Татьяна Щеглова в книге «Деревня и крестьянство Алтайского края в ХХ веке». «В отличие от европейских регионов, для алтайской деревни памятными были другие события: массовое переселение и Первая мировая война».

Исследователи говорят, что восприятие революции крестьянами Алтая было слишком противоречивым, потому что в деревне тогда жили очень разные группы людей: старообрядцы, казаки, переселенцы «из России» (приехавшие во время Столыпинской реформы) и многие другие.

К тому же старый сельский уклад натыкался на новые взгляды тех мужчин, которые вернулись с войны уже после революции в 1917–1918 годах.

В книге Щегловой, например, приводится воспоминание некоего И. А. Медведева из Усть-Калманского района: «Тогда волость была, а щас сельский совет.

Вот тогда у отца какого-нибудь сын сопротивляется, дак отец идет в волость, пожалится там, вот все соберутся несколько человек, и его вызовут, этого сына, там его начинают плетями бить.

А он им так ответил: «Я вас, гадов, в этой волости поперережу, хватит вам по старинке жить!
Щас у вас советская власть уже!»».

Многие крестьяне считали одинаково врагами и белых, и большевиков, и «чехов» (солдаты Чешского корпуса, которые через Сибирь и Тихий океан пытались добраться до Европы, но по дороге оседали в Сибири). Иногда в числе врагов оказывались и казаки, с которыми у крестьян были давние споры по земельным вопросам.

Зачастую красными были не части Красной армии, а группы мужиков, объединявшихся, чтобы защищать свои дома, скот, продукты. Иногда люди целыми деревнями уходили в горы или леса, чтобы переждать нашествие очередной банды.

Жестоко вели себя почти все. Жительница села Староалейского Е. И. Дмух (в книге Щегловой) рассказывала: «Попадья у нас в Корболихе была. Выдавала красных белым. Красные пришли, босиком ее водили по Змеиногорску. Потом груди обрубили.

Померла. Заделом ей».

В 1917 году, еще до революции и начала Гражданской войны, в деревнях гнали самогон, только что не в промышленных масштабах.

«Голос труда» опубликовал информацию, как один из комиссаров уездной милиции подъехал к селу Бяткинскому Ильинской волости Барнаульского уезда: «У Бортинковой и Котеневой нашли самосидку и 10 ведер браги. Бортинкова встретила незваных гостей поленом.

У Леешиной обнаружили в подполе дома завод с выходной трубой в русскую печь. Уничтожено браги около 50 ведер». Там же упоминается еще около 10 домов, где брагу уничтожали десятками ведер.

Совет

7 декабря 1917 года владелец дрожже-винокуренного завода Окороков вылил на лед Барнаулки 3000 ведер спирта. Он надеялся, что рабочие и солдаты перепьются.

Источник: https://long.altapress.ru/1917/

Ужасный пожар в Барнауле. — MO77.ru актуальные новости на сегодня

Историки вспоминают одну из самых роковых дат в жизни Барнаула. В тот день выгорело более тысячи домов. Огонь уничтожил лучшую часть города. В пепел обратились школы, гостиницы, кинотеатры, типографии, детские приюты. «Гибель Барнаула» – так окрестили этот пожар.

Жаркий день, тесная деревянная застройка – идеальная среда для огня. Порывы ветра разносили горящие головёшки по городу. Но даже в этом огненном аду некоторые здания устояли. Одно из них – магазин купца Ивана Полякова.

Сетевое издание «Государственный интернет-канал «Россия». Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77-59166 от 22.08.2014. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Осенью случилась Октябрьская революция, после неё началась Гражданская война. Поэтому от удара стихии Барнаул оправился только спустя десятилетия. Некоторые здания удалось «воскресить». Но в целом город сегодняшний мало похож на себя столетней давности.

Пожарные не только тушат огонь, но и спасают людей. Автолестницы позволяют подняться на высоту 50 метров над землёй – это уровень 16-го этажа. Словом, если взять всю эту технику и на машине времени отправить во 2 мая 1917 года, можно утверждать – тот страшный пожар наверняка потушили бы.

Город на фотографиях начала XX века сложно узнать. На знакомых улицах стоят незнакомые здания. Шпили, купола, большие витражи – иностранцы называли Барнаул «цивилизованным и гостеприимным». Всё изменилось за сутки.

Ужасный пожар в Барнауле сегодня 30.01.2019 г. .

Пожар начался утром 15 мая 1917 года по новому стилю. Виновник до сих пор неизвестен. Есть версия, что один из жителей Барнаула смолил во дворе лодку. От костра огонь перекинулся на баню, а затем – на соседние строения.

Читайте также :  вклады в сбербанке сегодня.

В огне погибло 34 человека. 20 тысяч остались без крова. Власти разработали специальную анкету погорельцев. Был создан комитет по оказанию помощи пострадавшим от пожара. Несколько месяцев денежные переводы поступали со всей страны.

– Все четыре пожарные команды города с поршневыми машинами, с бочками для воды, баграми и топорами примчались на пожар, но они оказались бессильны перед огнём, охватившим почти полгорода и катящим свой всепожирающий вал к реке.

Обратите внимание

И здесь же, на площади Свободы, прошёл День пожарной охраны. Барнаульцы могли увидеть, как изменилась техника для тушения огня за сто лет. Сегодня на вооружении спасателей стоят автоцистеры объёмом до 8 тонн – это в 30 раз больше, чем во времена Российской империи. Специальные смеси позволяют гасить пламя за считанные секунды.

– На всём протяжении пожара – людская исступлённая коловерть. Одни мечутся отчаянно, с истерическим плачем, ища детей и родных. Другие, потеряв рассудок, бесцельно, с бессмысленными глазами снуют туда-сюда, лишь бы двигаться, лишь бы сновать.

– Город горел. Взметалась и уходила ввысь, всё шире раздавалась в стороны, катилась, пульсируя как живая, волна чёрно-смоляного дыма, и всё жарче, всё неистовей разгорался огонь, охватывая квартал за кварталом.

– У него во дворе был колодец, там же у него была пимокатная фабрика и, опять же по воспоминаниям старожилов, он руководил спасением здания от огня. Войлок рабочие и приказчики мочили водой, клали на крышу и этим здание спасли.

Накануне пожар 1917 года вспоминали на бывшей Соборной площади. Здесь прошёл благотворительный концерт. Цель – собрать деньги на восстановление исторического памятника – деревянной аптеки Крюгера.

Сто лет назад она чудом уцелела. Но время оказалось сильнее стихии. Здание сильно обветшало. Его купил владелец музея «Мир времени». Сюда, по задумке, перевезут 10 тысяч экспонатов.

Сейчас укрепляют фундамент, меняют сгнившие брёвна.

Читайте также :  Новый айфон сегодня.

– Пожарные команды из соседних городов прибыли только к вечеру, когда уже нечего было гасить. Несколько ночей над городом стояло багрово-красное зарево, меняя окраску, словно полярное сияние. Пепелище дымилось до глубокой осени.

– Пожарные бились до издыхания, пот на их лицах, проступая, сразу же высыхал, оставляя белый налёт соли. Лошади запутывались ногами в раскалённой телеграфной проволоке, падали и гибли вместе с ездовыми.

Ужасный пожар в Барнауле последние подробности. .

В самом его сердце стоит дом купца Поскотинова. Он пережил тот страшный пожар столетней давности. Но уже полтора десятка лет памятник культурного наследия заброшен. Свидетель истории превратился в ночлежку для бездомных. Вот и выходит, как в той поговорке: «Что имеем – не храним, потерявши – плачем».

Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об интеллектуальной собственности. Любое использование текстовых, фото, аудио и видеоматериалов возможно только с согласия правообладателя (ВГТРК).

Нудный моросящий дождь, кругом – сырость и полное отсутствие ветра. Кто знает, если бы 100 лет назад в Барнауле была точно такая же погода, то город, возможно, и не сгорел бы. Но история не терпит сослагательного наклонения. 100 лет назад воду к горящим домам подвозили в 250-литровых бочках. Они быстро опустошались, и пожарные возвращались к реке, чтобы наполнить ёмкости.

Ужасный пожар в Барнауле срочные новости. .

Источник: https://mo77.ru/news/yjasnyi-pojar-v-barnayle-10.html

Барнаул сжёг начальник пожарной охраны

История пожарного дела на Алтае

Не много найдется людей, близко знакомых с такой специфической темой, как история пожарного дела на Алтае. Кто-то даже скажет, что это скучно. А между тем, она таит в себе бездну интересной и по-настоящему увлекательной информации.

Шутка ли, ведь именно на Алтае была придумана первая в России система автоматического пожаротушения (точнее, ее прообраз), в Барнауле случился (к сожалению) самый страшный и разрушительный пожар в истории Сибири первой половины прошлого века.

Читайте также:  Решение задач по тактической подготовке

А уж сколько любопытных вещей можно порассказать о том, как тушили пожары наши предки сто — двести лет назад.

Важно

Первым за огромный труд — исследование истории пожарной охраны Барнаула и Алтайского края — лет 15 назад взялся простой барнаульский школьник (ныне преподаватель АлтГТУ, доцент кафедры рекламы и связей с общественностью, кандидат исторических наук) Станислав Андрейчук.

Тропой первопроходца

Станислав Андрейчук

А началось все в 1997 году, когда краевое управление пожарной охраны предложило Станиславу, состоявшему в школьной дружине юных пожарных, провести небольшое научно-историческое исследование. Его итогом стало нечто большее, чем простой школьный доклад.

Вскоре Станислав с удивлением обнаружил, что вступил на «непаханое поле» и стал настоящим первооткрывателем. «Откровенно говоря, я думал, что все будет гораздо проще, — вспоминает исследователь. — Но когда начал собирать крохи информации, оказалось, что работ на данную тему практически нет.

По истории пожарной охраны Алтайского края исследования иногда попадались, по Барнаулу же этим всерьез никто не занимался».

Итогом пятилетнего исследования Станислава стал научный труд под названием «Работа Барнаульской городской Думы по организации профилактики и тушения пожаров (1877-1917 гг.)». Кстати, ее и сегодня используют в как пособие на школьных уроках ОБЖ и в учебном центре государственной противопожарной службы.

Станислав убежден, что его исследование имеет не только научное значение. «Изначально это было просто увлечение, стремление занять себя чем-то новым, — рассказывает первооткрыватель.

— Потом, когда я увидел, что работой заинтересовалась пожарная охрана, то понял, что подобные исследования при правильной подаче могут иметь большую социальную значимость. Люди и сегодня по большому счету уделяют мало внимания своей безопасности.

Рассказ о таких событиях, как пожар 1917 года, может привлечь внимание к проблеме, показать, к каким последствиям приводит неосторожное обращение с огнем, невнимание к нуждам пожарной охраны. Ведь в пожаре начала XX века сгорела очень значительная часть города.

Огнезаливная машина Козьмы Фролова

Как выяснил в своем исследовании Станислав Андрейчук, первая служба пожарной охраны появилась еще на Демидовских заводах, но на раннем этапе в качестве пожарных привлекались служащие предприятий.

Совет

Позднее в охрану стали привлекать «инвалидов», то есть людей, которые не могли нести полицейскую, строевую службу по состоянию здоровья или вышли на пенсию. И, наконец, в 1863 году появилась первая штатная команда, сформированная из 15 солдат 10-го линейного Сибирского полка.

В 1869 году образуется самостоятельная военизированная пожарная часть №1.

История подтвердила правоту талантливого изобретателя Козьмы Фролова. Сегодня действующая модель его огнезаливной машины установлена в музее при центре противопожарной пропаганды в Барнауле. На модели показано водяное колесо, которое приводит в действие насосы системы пожаротушения 

(фото С. Сидоркина)

Для тушения использовали подручные средства – бочонки с водой, песок, ведра, лопаты, багры – других способов борьбы с огнем в то время еще не существовало.

Хотя, исторические документы донесли до нас сведения об огнезаливной машине, которую во второй половине XVIII века предложил установить на Демидовских заводах барнаульский изобретатель Козьма Фролов. Суть идеи состояла во внедрении централизованного пожаротушения.

Устройство машины было очень простым и надежным. Поток речной воды по желобу должен был поступать на колесо, вал которого приводил бы в действие механизмы поршневого насоса, а он в свою очередь под давлением нагнетал бы воду в трубы.

Предполагалось провести во все помещения предприятия пожарные рукава, по которым насосная установка могла бы в считанные секунды подавать воду к источнику огня. По большому счету, это был прообраз тех автоматических систем пожаротушения, которые используются сегодня.

Пожарный обоз – главная сила пожарной охраны в конце XIX – начале XX века. Современные сотрудники МЧС воссоздали его в том виде, в котором он существовал сотню с лишним лет назад, и вывели показать барнаульцам на площадь Свободы

(фото пресс-службы Главного управления МЧС по Алтайскому краю)

Однако руководство завода проект машины отвергло, сославшись на несовершенство конструкции. Сейчас установить реальные причины отказа практически невозможно.

Автор исследования предполагает, что у Фролова просто не сложились отношения с руководством завода, выражаясь современным языком, с приглашенными менеджерами, назначенными Кабинетом его Императорского Величества. До огнезаливной машины изобретатель вносил и другие предложения, но ни одно их них так и не было воплощено в жизнь.

Внедрение подобной системы началось в Барнауле только в 1914 году, когда в городе стали строить пожарный водопровод. Его предназначение заключалось в том, чтобы доставить воду в отдаленные от реки районы города.

Главной же боевой единицей в борьбе с огнем во второй половине XIX — начале XX века считался пожарный обоз. Он представлял собой лошадь с упряжью, на которой крепилась бочка с водой.

По прибытию на место происшествия двое пожарных с помощью ручного насоса нагнетали воду в шланг. Не очень мощная по современным меркам струя воды позволяла успешно справляться с небольшими очагами пожара. К сожалению, воды в бочке хватало ненадолго.

Поэтому, если пожар происходил далеко от реки, приходилось отправляться за дополнительной порцией воды.

По указу, и по совести

Наблюдение за окрестностями с пожарной каланчи служило основным способом обнаружения пожаров (фото с сайта russiahistory.ru)

Кроме того, до середины XIX века в Барнауле действовал указ, согласно которому все горожане, живущие рядом с очагом пожара, должны были бежать к месту событий со своими ведрами и помогать пожарным. Отступникам грозил крупный штраф.

Впрочем, большинство людей не требовалось уговаривать о помощи в тушении соседского дома. Все прекрасно понимали, что в деревянном Барнауле с огнем шутки плохи. Немного промешкаешь — пожар перекинется на другие здания, и в считанные минуты запылает весь квартал.

Поэтому тушить пылающий дом жители сбегались задолго до приезда пожарного обоза.

Основным способом обнаружения пожаров служил зоркий взгляд «дозорного» на пожарной каланче. Как только в одном из районов города появлялся подозрительный дымок, Барнаул оглашал перезвон колоколов.

В некоторых городах к каланче привязывали воздушные шары, которые отпускали во время пожара. В XX веке с появлением телефона, одну из первых линий провели именно в пожарную часть.

Впрочем, в то время телефоны были редким явлением, поэтому главным «средством сбора информации» по-прежнему оставалась каланча.

Как Дума придумает

Пожарный начала XX века (фото с сайта subscribe.ru)

Новым этапом в развитии пожарной охраны Барнаула можно считать период с 1877 по 1917 год. Проводившаяся в то время реформа местного самоуправления, появление городской Думы отразилось на всех сферах жизни общества. В течение 40 лет пожарная охрана пережила несколько взлетов и падений.

Внимание к проблемам пожарной безопасности либо повышалось до очень серьезного уровня, когда на содержание спецтехники и персонала выделялось до 20 процентов бюджета города. Либо про пожарную охрану практически полностью забывали и даже не вносили отдельной строкой в городской бюджет.

Эти колебания можно привязать к событиям общероссийского масштаба.

До начала XX века шло спокойное, поступательное развитие службы.

На рубеже веков по России и Алтайскому краю прокатился настоящий бум пожарной безопасности: проводились многочисленные съезды, в Барнауле была организована целая система пожарных колодцев и водозаборных будок, стала активно внедряться учеба сотрудников и страхование от пожаров. На общероссийском уровне появился журнал «Пожарное дело», который существует до сих пор.

Обратите внимание

И вдруг в какой-то момент, начиная с 1904-1905 годов, когда во всех сферах российской жизни начался кризис, внимание к пожарной охране резко снизилось. Произошло перераспределение средств в другие сферы деятельности. Отчасти изменение политики было связано и со сменой барнаульских градоначальников.

Пожарные обозы выстроились для дозаправки у водокачки (фото с сайта humus.dreamwidth.org)

Данный период был отмечен большим количеством крупных пожаров, в том числе в 1911 и 1914 годах. Печальный, но закономерный результат. Барнаул быстро рос и развивался, но продолжал оставаться деревянным. В то же время рост численности пожарной охраны прекратился.

К 1914-1915 годам на сорокатысячный город приходилось около 50 сотрудников.

Если до начала века Барнаул ничем не уступал по развитию пожарной охраны Томску и даже в чем-то превосходил среднероссийские показатели, то с момента кризиса отставание от ведущих городов России стало все более заметным.

Низкий уровень технического оснащения и малая численность пожарной охраны конца XIX века не позволяли справляться с новыми объемами работы. Пламя быстро разрасталось, уничтожая несколько близлежащих домов, а то и весь квартал.

Всего за первую декаду XX века в Барнауле произошло около 500 крупных пожаров.

Финальным итогом пренебрежения собственной безопасностью стал большой пожар 2 мая 1917 года, когда выгорела большая часть города, огонь уничтожил все богатые кварталы.

Великий пожар

На пепелище. Барнаул после пожара 1917 года (фото с сайта skyscrapersity.com)

Теорий о причинах пожара 1917 года выдвигалось множество. Но наиболее правдоподобной выглядит официальная версия, которая появилась в результате расследования комиссии, созданной окружным судом. Как выяснилось, в выходной день начальник пожарной охраны Барнаула собрался съездить на охоту за Обь и решил просмолить свою лодку.

Повесив бадью со смолой разогреваться над костром, он ушел в дом. Деревянная перекладина перегорела, смола попала в огонь, сильный порывистый ветер перенес пламя через забор, где у соседа-торговца был склад с дегтем и соломой, который тут же загорелся. Из-за ураганного ветра горящие головешки быстро разлетелись по всему городу.

Полыхали целые улицы, огонь передавался не по строениям или деревьям, а по воздуху. В наши дни такое явление называют «огненный шторм». Потушить его чрезвычайно сложно даже современными средствами. Огонь был такой силы, что пострадали и каменные здания.

Важно

Купеческий дом, где сейчас располагается магазин «Красный», удалось отстоять только потому, что владельцы постоянно поливали его холодной водой. В городе начался настоящий ад. В панике жители бежали к реке и в горящей одежде бросались в Обь. Позже в городскую больницу доставили 34 трупа, но в реальности погибших было гораздо больше.

Многие тела настолько обгорели, что опознать их было невозможно, неизвестно и количество утонувших в реке. На следующий день город выглядел сплошным пепелищем, пожар уничтожил 60 кварталов, свыше 1000 зданий, 10,5 тыс. человек, остались без крова.

Выгоревшие кварталы кирпичного Барнаула (фото с сайта skyscrapersity.com)

Огромные масштабы трагедии вполне объяснимы. Во-первых, плохо оснащенная и малочисленная пожарная охрана была не способна быстро локализовать огонь и остановить его распространение. Во-вторых, Барнаул был на 90 процентов деревянным городом.

Более того, нормы застройки не соблюдались, чудовищная плотность строений способствовала быстрому распространению огня. В случае пожара квартал мог полностью выгореть в течение часа.

Предусмотренных нормативами брандмауэрлатных стен (специальные огнеупорные заграждения из кирпича между кварталами или внутри дома), прибывшие в Барнаул после пожара эксперты из Петербурга в большинстве случаев тоже не обнаружили.

Всем миром

После пожара барнаульцам еще долго пришлось выбираться из землянок и бараков. (Рисунок с сайта vsdn.ru. Картина Фёдора Васильева «Землянка»)

Беда барнаульцев не оставила равнодушными россиян. Со всей страны в Барнаул стекалась денежные пожертвования, вещи и продукты, собранные для погорельцев. Министерство внутренних дел ассигновало на нужды города 200 тыс. рублей, ссуда в 300 тыс.

поступила от Всероссийского союза городов, Государственный банк выделил заем на 970 тыс. рублей. Непосредственно в Барнауле в тот момент складывалась очень сложная ситуация в органах власти. Параллельно существовали две структуры, городская Дума и совет депутатов, выполняющие одинаковые задачи.

На начальном этапе инициативу проявил совет. Было организовано питание для погорельцев, распределялась помощь из других городов, пострадавших расквартировывали по уцелевшим домам. Городская Дума в течение нескольких дней после пожара не собиралась на заседание.

Впоследствии взаимодействие двух дублирующих органов власти наладилось. На выделенные деньги развернулось строительство новых домов.

Однако, в октябре-ноябре, в связи с революционными событиями и общей дестабилизацией обстановки в стране, говорить о быстром восстановлении города стало невозможно. Ликвидация последствий пожара растянулась на многие годы. Спустя почти два десятка лет, в 1936 году, на каждого барнаульца приходилось лишь 4,2 кв. м жилплощади, включая бараки, землянки и подвалы.

По большому счету Барнаул начал восстанавливаться только в 1930-х годах. По мнению автора исследования, мы потеряли в своем развитии пару десятков лет. Дорогую цену пришлось заплатить барнаульцам за пренебрежительное отношение к собственной безопасности и невнимание власти к нуждам пожарной охраны.

Хочется верить, что горький урок пошел нам впрок и трагедия 1917 года никогда не повторится. 

Современные сотрудники и пожарная техника Барнаула

Стас Сидоркин

При подготовке статьи использованы материалы Станислава Андрейчука «Работа Барнаульской городской Думы по организации профилактики и тушения пожаров (1877-1917 гг.)».

Вернуться в раздел Из глубины веков

Источник: http://staslandia.ru/barnaul-szheg-nachalnik-pozharnoy-okhrany

Ссылка на основную публикацию