Первые опыты огнестойкой постройки домов в тверской губернии

Первые опыты огнестойкой постройки домов в Тверской губернии

Возведение наиболее огнестойких построек в часто горевшей русской деревне относится к концу XVIII столетия.

21 августа 1797 года императором Павлом I «для доставления сельским жителям здоровых, безопасных, прочных и дешевых жилищ и в соблюдение лесов в государстве учреждается училище земляного битого строения».

Находилось оно в селе Никольском, Новоторжского уезда Тверской губернии, руководителем его стал князь по фамилии Львов, уже имевший опыт возведения землебитным способом Приоратского дворца в городе Гатчине Петербургской губернии.

Обратите внимание

Под территорию нового учебного заведения были отданы «Тюхольские казенные покосы» – бывшие земли Симоновского монастыря, где, между прочим, еще в начале прошлого века можно было увидеть несколько уцелевших, возведенных именно землебитным способом строений.

Делали строительный материал для них, трамбуя в особых ящиках «свежевынутую из грунта глину, не подвергавшуюся никакой механической обработке, кроме простого раздробления на куски величиной не более грецкого ореха».

Возведенные стены при этом «успевают просохнуть к осени и благополучно переносят первую зиму, разрушающую обыкновенно непросохшие стены…».

В это тверское училище губернатор каждой из «безлесных» губерний обязан был направить по двое «учеников», которым по окончании полуторагодичного учебного и практического курса присваивалось звание «мастер». О признании важности их нового ремесла свидетельствует тот факт, что «мастера» даже освобождались от рекрутской повинности.

В самой Тверской губернии, где число пожаров только за семь лет, с 1888 по 1894 год, составило 15030, а сгоревших строений – 38014, с ущербом в 10705413 рублей, положение оставалось достаточно сложным. Поэтому Тверское губернское земство проявляло глубокую заинтересованность в развитии различных видов деревенского огнестойкого строительства.

Однако после ряда опытов, которым предшествовала раздача особых ссуд на приобретение селянами средств борьбы с пожарами, власти были вынуждены с сожалением признать, что «для крестьянского жилья не придумано еще типов огнестойких строений, которые соответствовали бы климатическим условиям северной полосы России и вообще были бы достаточно пригодны во всех других отношениях».

Но тверичи, что называется, рук не опустили, и опытные сырцовые и глинобитные строения были возведены, например, в Бурашевской колонии для душевнобольных и местной школе пчеловодства, а из саманного и сырцового кирпича выстроили здания сельских училищ в Бежецком и Новоторжском уездах.

Вопреки уверениям скептиков оказалось, что «постройки глинобитные и сырцовые вполне пригодны для общественных зданий – школ… а также для хозяйственных холодных строений в деревнях». А вот для строительства жилых домов они не годятся.

Важно

Осмотр, например, одной из таких изб в Новоторжском уезде показал, что «помещение оказалось крайне сырым, с плесенью на стенах; сухой угол был лишь один против устья печи». Любопытно, что еще одна обследованная изба, которую строил и штукатурил сам ее хозяин, специалист по глинобитным постройкам, была необитаема три года именно из-за сырости и промерзания стен зимою.

Хлев же, житница, баня и овин, тоже глинобитные, оказались в хорошем состоянии и, что важнее всего, были в достаточной степени огнестойкими.

В 1895 году на съезде агентов Тверского взаимного земского страхования было отмечено, что крыш из огнестойких материалов для крестьянских строений «в нашем климате, с нашими бытовыми условиями, не придумано». Сотрудник страхового отдела земства сообщил аудитории, что «пробовали мы черепицу, имели завод, убили много денег – население не приняло нашу черепичную крышу.

Строит крестьянин наш избу без фундамента, в лучшем случае – на четырех неподбученных камнях, а то прямо кладет нижние бревна на землю. Ставь на прель, говорят у нас, в избе теплее будет.

Изба без фундамента и бута скоро неправильно садится, движется с переменой морозов на всякое тепло, а с тяжелой черепичной крышей все это проявляется более резко – и черепичная крыша быстро обращается в решето, и скоро заменяется традиционной соломой».

Он делает и вывод о том, что «рекомендовать огнестойкие крыши для изб, оставляя тут же в общей связи широкие площади соломенных крыш на дворах, – чистая бессмыслица с пожарно-страховой точки зрения. Наши крестьяне осмеяли бы нас за такие нелепые советы».

Вопрос о кровельном железе, как материале для покрытия, также оказался непростым.

В 1900 году эксперты даже подсчитали, что «при какой угодно дешевой продаже население не будет в состоянии покупать железа столько, чтобы покрыть им всю площадь надворной постройки».

Покрытие же им только избы «при громадной площади соломенных надворных покрытий, очевидно, не может иметь никакого практического значения».

Совет

Затруднил широкое осуществление задуманных тверским земством противопожарных мер и несовершенный характер их взаимоотношений с сельскими домохозяевами.

Так, ссуды на огнестойкие покрытия через уездные управы выдавались «лишь по представлении каждым заемщиком двух поручителей с удостоверением волостных правлений об имущественном положении последних; выдача ссуд производится отнюдь не деньгами, а материалами – железом или черепицей, кои отпускаются лишь по представлении удостоверений, что постройка готова, и в размере действительной потребности, но не более, чем на 100 рублей»…

Источник: https://fireman.club/statyi-polzovateley/pervye-opyty-ognestojkoj-postrojki-domov-v-tverskoj-gubernii/

Земляной кирпич и постройки из земли

В с.Борок-Лутошкин Ярославской губернии некто Чижиков возводил постройки из земляного кирпича. Он отмечает их дешевизну, прочность, гигиеничность и красивый внешний вид.

В 1889 г. архитектор Грудистов демонстрировал одну из своих построек из земли на Саратовской земской сельскохозяйственной выставке и получил за неё серебряную медаль. При этом другие постройки из земли, а это ряд жилых и нежилых строений, построенных Грудистовым в Саратовской губернии, оказались ничуть не хуже обыкновенных построек, но зато дешевле деревянных в 7 раз и каменных в 11 раз.

Кроме упомянутых примеров земляного строительства в России, постройки из землебита и земляного кирпича производились по имеющимся из периодической печати того времени сведеньям в целом ряде губерний: Орловской, Саратовской, Симбирской, Тверской и др.

Положительный опыт применения земли в качестве строительного материала в России позволил в конце 19 века начать широкую пропаганду и внедрение в практику строительства материалов на основе грунта.

Важно

Особенное внимание этому вопросу уделялось со стороны Общества по огнестойкому строительству России, так как применение грунтоблоков позволяло доступными средствами с наименьшими затратами решить задачу по замене деревянных построек (самых распространённых в России 19 века) на добротные, прочные и огнестойкие строения.

В помощь застройщикам были специально разработаны проекты жилых и общественных зданий, например, см. книгу В.М.Верховского «Сельские огнестойкие постройки» (В.М.Верховский. Сельские огнестойкие постройки Спб, 1898).

Чтобы не сложилось впечатление, что земляное строительство закончилось в прошлом веке, приведём ряд частных примеров из недалёкого прошлого, взятых из литературных источников.

В 1933 году в посёлках Голицино и Ступино Московской области построен ряд зданий, а в г.Кемерово два квартала одно-двухэтажных грунтоблочных домов.

В 1955-1956 годах построено несколько зданий со стенами и частично фундаментами из грунтоцементных блоков на Алтае (Долговская и Анисимовская МТС, Сычёвский заготовительный пункт, Быстроистокский район).

Обратите внимание

В Краснодарском крае (совхоз № 612, Пластуновский район) в 1956 году выстроен опытный двухквартирный дом со стенами из грунтоблоков, которые спустя 6-7 часов после изготовления приобретали прочность 1,6-1,8 МПа.

В 1957 году в с.Гулькевичи Краснодарского края построен двадцатиквартирный дом с облегчёнными стенами (колодцевой кладки) из грунтоцементных блоков.

В 1957 году в г.Балашихе Московской области в районе машиностроительного завода из грунтоцементных блоков выстроено несколько хозяйственных и бытовых помещений, здание будущего цеха ксилолитовых плит.

В период бурного развития сборного железобетона (с 1954 по 1985 годы) из массового строительства практически были вытеснены все другие материалы, включая и такие, казалось бы традиционные, как кирпич, дерево, уже, не говоря о грунте.

Совет

А индивидуальное строительство, кто помнит, в то время, мягко говоря, не приветствовалось.

Хотя владельцы садовых участков, а точнее члены садоводческих товариществ, старательно поддерживали огонь угасающего индивидуального строительства, о земляном строительстве мало кто вспоминал за исключением мест традиционного саманного строительства.

И настолько был забыт опыт земляного строительства, что когда после 1985 года изменилась техническая политика в области производства строительных материалов, и был сделан крен в сторону индивидуального строительства, предложения по использованию грунта в качестве строительного материала для многих, даже специалистов, были восприняты как откровения.

После краткого периода неуёмного энтузиазма и сопровождающих его глупостей, наступило время, когда положительный опыт земляного строительства, помноженный на новые технологии обработки сыпучих материалов, должен занять своё подобающее место в ряду строительных технологий, способных помочь гражданам решить, наконец, «квартирный вопрос».

Источник: http://www.apxu.ru/article/caman/zemlanoi_kirpi4_i_poctroiki_iz_zemli.htm

История землебитного строительства

Когда Российский император Павел 1 возложил на себя обязанности попечителя Мальтийского ордена и стал его приором, ему понадобилась резиденция для выполнения новых обязанностей. Для этого, Павлом 1 было поручено придворному архитектору Н.А.

Львову построить для этой цели дворец. Будучи энтузиастом земляного строительства Н.А.Львов спроектировал и лично руководил постройкой дворца, материалом для которого был выбран грунт. Заметим, что дворец был построен в течение двух месяцев  в 1798 г.

Приоратский дворец стоит уже в течение 200 лет на берегу искусственного Черного озера. Время пощадило дворец, и в немалой степени этому способствовал выбор материала. В дни Великой Отечественной войны здесь шли ожесточённые бои. От снарядов и авиабомб рушились даже массивные каменные постройки, а землебитный дворец выстоял. Н.А.

Важно

Львов подобрал такой состав грунтомассы, что по прочности она по сей день соперничает с железобетоном. Состав этой грунтомассы в процентах по объёму: гравий крупностью от 3 до 7 мм – 4; песок – 58; пыль (мелкая земля) – 20; глина – 18. Органические примеси не добавлялись.

Прочность землебита у Львова через 20-30 лет после возведения здания составила 10-12 МПа, хотя цемент в состав грунтомассы не вводился.

Для тех, кто хочет самостоятельно соорудить для себя и не только для себя постройку  из земли, заметим, что Львовым до постройки им Приоратского дворца был выстроен, в виде опыта, лишь угол избы. А затем осенью 1797 г. им был выстроен в Аропакази, около Гатчины, целый домик.

С постройкой Приоратского дворца связана одна поучительная и одновременно детективная история.

Недруги архитектора Н.А.Львова всячески пытались опорочить его идеи и начинания по земляному строительству.

В очередной раз они решили организовать хитрую комбинацию, которая, по их мнению, не только бы окончательно и бесповоротно  покончила с этими новаторскими идеями, но и поставила бы крест на карьере придворного архитектора самого Н.А.Львова.

Эти недруги имели достаточное влияние при дворе и, якобы в угоду императору, посоветовали Павлу 1 разместить дворец в Гатчине в самом неподходящем, с их точки зрения, месте. А место это было выбрано глухое, сырое и болотистое.

Павел 1, так как он любил Гатчину и рассматривал её как свою резиденцию, одобрил этот выбор и дал своё высочайшее повеление о постройке дворца, не вдаваясь, что вполне естественно, в технические детали. Противники Н.А.Львова торжествовали и предвкушали час крушения его карьеры. Но случилось чудо.

Место постройки оказалось сухим. Это чудо сотворил сам архитектор Н.А.Львов. Он вырыл у самых стен  дворца обширный пруд, называемый сейчас Черным озером, и утопил тем самым все черные замыслы своих недругов и недоброжелателей. Это урок тем, кто пытается бороться с новаторскими идеями и их носителями недостойными методами.

Совет

Возвращаясь к самой постройке – Приоратскому дворцу, отметим, что здание дворца двухэтажное, на фундаменте из бутовой плиты. Глубина заложения фундамента 2 м.

Стены землебитные, трамбованные в передвижной опалубке. Трамбование стен произведено слоями, толщиной 5-6 см, с введением между слоями земли прослоек из известкового раствора, толщиной до 6 мм. Высота стен около 8,5 м. Толщина стен на уровне подоконника 1 этажа – 78 см, на уровне подоконника 2-го этажа – 62 см.

Наверное, в насмешку своим недругам и в назидание сомневающимся Львов не стал штукатурить стены дворца. Так они простояли до 1887 года, и лишь тогда их оштукатурили. Штукатурка произведена по дранке, прибитой к земляным стенам большими коваными гвоздями. Ограда и две будки у ворот построены из землебитного кирпича, размером 15х30 см. Причём стены ограды сложены, как обычно на извести.

У архитектора Н.А.Львова были и другие, менее знаменитые, постройки из земли. Например, известны строения, а это два здания (одно двухэтажное, другое одноэтажное), в бывшей Симоновой слободе, которые в 30-х годах двадцатого века были еще обитаемы. Эти здания были позже разрушены при строительстве цехов Московского завода малолитражных автомобилей.

Кстати, утилизация земляных построек при их сносе не представляет большой проблемы. Из земли родился, в землю и ушёл.

В России энтузиастом земляного строительства был не только Н.А.Львов. Одним из ярых сторонников земляных построек был французский изобретатель директор опытной фермы Общества сельских хозяев южной России Изнар. Он изобрёл в 1833 г. устройство («снаряд») для изготовления землебитного камня в формах.

Посредством этого устройства он выстроил на опытной ферме общества около Одессы целый ряд построек: жилые дома, конюшни, сараи, скотные дворы и пр. В 1837 г. Изнар имел в Одессе два дома, причём один из них был выстроен из землебитных камней, изготовленных на том же устройстве.

Этот дом был двухэтажным размером 19х8,5 м.

«Снаряд» Изнара представлял собой обыкновенный копёр. Несколькими ударами бабы весом 150 кг производилось необходимое уплотнение земли в форме, после чего форма освобождалась от готового камня, и он подвергался сушке. Размеры камня составляли 180х180х360 мм, масса – 22 кг, объёмная средняя плотность – 1860 кг/м3.

Обратите внимание

Производительность последней модели установки, созданной Изнаром, доходила до 400 камней в течение десятичасового рабочего дня при трёх обслуживающих установку.

Читайте также:  Организация работы поста безопасности гдзс: ведение документации

Качество построек Изнара, сложенных из землебитного камня на глине, по отзывам нескольких комиссий, было более чем удовлетворительно. Вот некоторые выдержки из этих отзывов:

  • «…по дешевизне и прочности упомянутый камень может с выгодою заменить обыкновенный естественный камень…»,
  • «…кирпич получает такую твердость и плотность во всех частях, что он может равняться со здешним одесским камнем…»,
  • «…оба дома, построенные на опытной ферме из этих кирпичей, представляют все условия прочности, которые только можно желать, и что эти здания не обнаруживают ни малейших следов сырости, хотя они и недавно выстроены…»,
  • «Гвозди, вколоченные в стену, держались в ней крепко, а на деревянных кольях, воткнутых в ту же стену, висели конюшенные вещи, довольно тяжёлые, без всякого повреждения стены…»

Через 25 лет с момента возведения построек Комиссия Общества сельских хозяев Южной России в 1858 году после обследования построек Изнара установила, что все здания, в том числе, жилые строения, конюшни, сараи, скотные дворы сохранились в первоначальном целом виде Кирпичи на совершенно неоштукатуренных и неотбеленных стенах имеют такую плотность, при которой гвозди забиваются в них с величайшим трудом, при этом большая часть их загибается. Жилые дома, включая и нижние этажи, до половины находящиеся в земле, не имеют и следов сырости и отличаются легким, приятным воздухом. Наружные стены у сараев под известковой окраской сохранились без всякого повреждения, а штукатурка, произведённая как из глины, так и из извести, держится на стенах превосходно.

Комиссия, основываясь на 25-летнем существовании этих построек и на тщательном осмотре, выдала Свидетельство о том, что «по чрезвычайной дешевизне, по прочности жилья они могут называться превосходными и могут быть с большой пользой и выгодой возводиться везде, даже в местах, изобилующих естественным камнем и строевым лесом».

В 1828 г. помещик Екатеринославской губернии Абаза построил себе дом в девять комнат, в котором поселился со всем своим семейством. Прожив в нем восемь лет, он убедился, что «чистый воздух, теплота, сухость суть его достоинства».

Другой помещик Воронежской губернии Муравьёв, узнав о постройках, которые производил из земляного кирпича Абаза, последовал его примеру. Для начала, он построил кухню длиною в 8,5 м, шириною 6,4 м и высотою 2,85 м. После чего, в следующем 1838 г. менее чем за месяц (с 22 августа по 13 сентября)(!) Муравьёв построил себе жилой флигель длиною 14,5 м, шириною 11,4 м и высотою 2,85 м.

В 1840 году два человека за день набивали 150 камней размером 110х200х400 мм.

В с.Борок-Лутошкин Ярославской губернии некто Чижиков возводил постройки из земляного кирпича. Он отмечает их дешевизну, прочность, гигиеничность и красивый внешний вид.

В 1889 г. архитектор Грудистов демонстрировал одну из своих построек из земли на Саратовской земской сельскохозяйственной выставке и получил за неё серебряную медаль. При этом другие постройки из земли, а это ряд жилых и нежилых строений, построенных Грудистовым в Саратовской губернии, оказались ничуть не хуже обыкновенных построек, но зато дешевле деревянных в 7 раз и каменных в 11 раз.

Кроме упомянутых примеров земляного строительства в России, постройки из землебита и земляного кирпича производились по имеющимся из периодической печати того времени сведеньям в целом ряде губерний: Орловской, Саратовской, Симбирской, Тверской и др.

Положительный опыт применения земли в качестве строительного материала в России позволил в конце 19 века начать широкую пропаганду и внедрение в практику строительства материалов на основе грунта.

Важно

Особенное внимание этому вопросу уделялось со стороны Общества по огнестойкому строительству России, так как применение грунтоблоков позволяло доступными средствами с наименьшими затратами решить задачу по замене деревянных построек (самых распространённых в России 19 века) на добротные, прочные и огнестойкие строения.

В помощь застройщикам были специально разработаны проекты жилых и общественных зданий, например, см. книгу В.М.Верховского «Сельские огнестойкие постройки» (В.М.Верховский. Сельские огнестойкие постройки Спб, 1898).

Чтобы не сложилось впечатление, что земляное строительство закончилось в прошлом веке, приведём ряд частных примеров из недалёкого прошлого, взятых из литературных источников.

В 1933 году в посёлках Голицино и Ступино Московской области построен ряд зданий, а в г.Кемерово два квартала одно-двухэтажных грунтоблочных домов.

В 1955-1956 годах построено несколько зданий со стенами и частично фундаментами из грунтоцементных блоков на Алтае (Долговская и Анисимовская МТС, Сычёвский заготовительный пункт, Быстроистокский район).

Обратите внимание

В Краснодарском крае (совхоз № 612, Пластуновский район) в 1956 году выстроен опытный двухквартирный дом со стенами из грунтоблоков, которые спустя 6-7 часов после изготовления приобретали прочность 1,6-1,8 МПа.

В 1957 году в с.Гулькевичи Краснодарского края построен двадцати квартирный дом с облегчёнными стенами (колодцевой кладки) из грунтоцементных блоков.

В 1957 году в г.Балашихе Московской области в районе машиностроительного завода из грунтоцементных блоков выстроено несколько хозяйственных и бытовых помещений, здание будущего цеха ксилолитовых плит.

В период бурного развития сборного железобетона (с 1954 по 1985 годы) из массового строительства практически были вытеснены все другие материалы, включая и такие, казалось бы традиционные, как кирпич, дерево, уже, не говоря о грунте.

Совет

А индивидуальное строительство, кто помнит, в то время, мягко говоря, не приветствовалось.

Хотя владельцы садовых участков, а точнее члены садоводческих товариществ, старательно поддерживали огонь угасающего индивидуального строительства, о земляном строительстве мало кто вспоминал за исключением мест традиционного саманного строительства.

И настолько был забыт опыт земляного строительства, что когда после 1985 года изменилась техническая политика в области производства строительных материалов, и был сделан крен в сторону индивидуального строительства, предложения по использованию грунта в качестве строительного материала для многих, даже специалистов, были восприняты как откровения.

После краткого периода неуёмного энтузиазма и сопровождающих его глупостей, наступило время, когда положительный опыт земляного строительства, помноженный на новые технологии обработки сыпучих материалов, должен занять своё подобающее место в ряду строительных технологий, способных помочь гражданам решить, наконец, «квартирный вопрос».

  • ЭкодомЧто такое Экодом? Это биопозитивный дом в котором на порядок снижено потребление природных ресурсов и…
  • Русские варежкиРусское слово «варежка» происходит от словосочетания «варяжская рукавица», возможно, это говорит о том, что этот…
  • ОпилкобетонОпилкобетон применяют как в монолитном строительстве, так и  для изготовления мелких стеновых блоков для наружных стен…

Источник: https://eko-way.ru/istoriya-zemlebitnogo-stroitelstva/

О грунтостроении

Благодаря Интернет имеется прекрасная возможность посмотреть разнообразные архитектурные решения строений из грунта от довольно скромных до весьма дорогих домов (см., например, http://www.apparatus.com, http://rammedearthworks.com, http://www.rammedarth.com).

Cледует особо отметить, что для жителей стран с богатым населением проживание в доме, построенном из земли (грунта) является свидетельством не их бедности, а ориентированности на экологию.

Если в Интернете открыть какую-нибудь страничку по строительству из грунта, то зачастую на ней же  помещена информация о применении солнечной энергии, рациональном использовании воды и так далее.

А в предлагаемых проектах эти линии сведены воедино как проект экологического жилья, «экодома» (см., например, http://www.earthship.org).

Помимо жилых помещений из грунта строят офисы, магазины, культурные,  культовые и спортивные сооружения.

В 1979 году во французском Гренобле был создан Международный центр исследований в области грунтостроения (CRA Terre). В Центре работает международная и междисциплинарная команда специалистов. Деятельность Центра простирается более, чем на 80 стран мира (см. www.rott-terredefan.com).

Известный изготовитель оборудования для производства грунтоблоков, американская компания Terra Block Inc., оценивает мировую потребность в грунтоблоках в 2,5 млрд. долл. США.

Поэтому неудивительно, что к исследованиям по грунтостроению привлекаются серьёзные научные силы.

Обратите внимание

Так в США  ученые из университетов Нью-Йорка и Сан-Франциско проводятся стендовые испытания, позволяющие выявить  критические нагрузки, которые могут выдерживать сооружения, построенные из этого материала.

Так в США  ученые из университетов Нью-Йорка и Сан-Франциско проводятся стендовые испытания, позволяющие выявить  критические нагрузки, которые могут выдерживать сооружения, построенные из этого материала.

В составе добровольной организации международной стандартизации ASTM International (первоначально известной как Американское общество по испытанию материалов) имеется технический комитет D18, специализирующийся на разработке стандартов в области испытаний грунта и скальных пород. В рамках комитета D18 функционирует 20 подкомитетов, включая D18.15 по стабилизирующим добавкам и D18.14 по геотехнике устойчивого строительства.

Существенно продвинулись в деле нормативного обеспечения грунтостроения в Новой Зеландии, где с 1999 года действуют три стандарта по строительству из земли (грунта):

№ NZ 4297 «Инженерное проектирование зданий из земли»;

№ NZ 4298 «Материалы и необходимые навыки для строительства из земли»;

№ NZ 4299 «Строения из земли, не требующие специального проектирования».

Первый из этих стандартов посвящён требованиям по прочности, предъявляемым к сооружениям из земли, второй – устанавливает требования по обработке материалов для строительства, а третий – «закрывает» вопросы строительства относительно простых сооружений, не требующих специальных знаний.  Деловые новозеландцы считают, что введение этих стандартов существенно (в ряде случаев в несколько раз) экономит затраты по оплате услуг специалистов и позволяет многие работы выполнять самим застройщиком.

В Австралии стандарт по строительству  из земли (№ НВ 195) в виде некоего справочного пособия был разработан в 2002 году. По мнению разработчиков, он рассчитан,  прежде всего, на профессиональную аудиторию, в т.ч. архитекторов, строителей, инженеров и строительных инспекторов, тем не менее, может быть использован и  индивидуальными застройщиками.

V. Особенности грунтоблочного строительства

Наиболее удобным и рациональным при строительстве сооружений является использование грунта в виде грунтоблоков. Если дом строится без подвала, то грунта, вынутого для устройства фундамента, хватает на сооружение стен одноэтажного дома.

Если же дом строится с подвалом, то грунта, вынутого для подвала, хватает на стены уже двухэтажного коттеджа.

Для сооружения стен можно использовать также грунт, вынутый при планировке участка, при сооружении колодца или бассейна, при обустройстве дренажа и других работах.

Важно

Известны методы улучшения природной  прочности и устойчивости грунтов к физико-механическим воздействиям. Эти методы обычно называются стабилизацией грунтов, и используются в мировой практике на протяжении многих столетий.

Основной фактор, воздействующий на грунтовые изделия, это вода. Фракции ила и глины разбухают в воде и сжимаются при высыхании. Это сжатие может вызвать трещины в стенах.

Целью стабилизации грунта является повышение его сопротивления, воздействиям местных погодных условий, включая дождь, изменения температуры и влажности.

Основными способами повышения устойчивости грунтов к погодным факторам являются: увеличение плотности грунта, введение в грунт вяжущего вещества, которое связывает частицы грунта, добавление гидрофобного вещест­ва, которое действует как водозащитное, водоотталкивающее сред­ство.

Выбор и применение правиль­ного метода стабилизации может увеличить прочность грунта в 5-7 раз и более, улучшить его сопротивляемость эрозии.

Далеко не всегда глинистые грунты, имеющиеся в данной мест­ности, подходят для изготовления стеновых материалов, но это не означает, что эти грунты нельзя использовать. Качество грунта можно улучшить естественными или искусственными методами путём повышения или понижения его пластичности и изменения соотношения между глиной и песком в грунте.

Если в данной местности имеются супеси (глинистые пески), их пластичность рекомендуется повышать одним из следующих методов: летованием, промораживанием, добавкой высокопластичных глин.

Совет

Летование — это процесс, при котором глинистый грунт подвер­гается в течение летнего периода года неоднократному увлажнению с высыханием на солнце.

В этом случае грунт следует уложить на несколько месяцев на открытых площадках в низкие гряды высотой до 0,5 м и шириной до 3 м. В течение 1,5-2 месяцев гряды необходимо ежедневно поли­вать водой. Под действием солнца, ветра и влаги происходит разру­шение структуры грунта и его измельчение, увеличивается количе­ство глинистых частиц и повышается пластичность грунта.

Для промораживания грунт следует уложить в гряды высотой до 1 м, шириной в основании 1,2-1,4 м. При недостаточно дождли­вой осени гряды необходимо хорошо залить водой.

В таком состоя­нии грунт подвергают вылёживанию до весны. Зимой вода, содер­жащаяся в грунте, замерзает и, увеличиваясь в объёме, разрушает грунт, измельчая его.

Количество глинистых частиц увеличивается и повышается пластичность грунта.

Эти методы следует также использовать, если глинистый грунт находится в плотном камнеподобном состоянии.

Добавка высокопластичной глины является наиболее простым методом повышения пластичности грунта. В этом случае грунт тща­тельно перемешивается с глиной вручную или при помощи смесителя непосредственно в месте изготовления грунтоблоков. Количество до­бавляемой в грунт глины зависит от типа грунта (супесь или глинис­тый песок) и может достигать 40 % от объёма грунта.

Определение количества добавляемой глины следует проводить опытным путём.

Для этого необходимо приготовить пробы грунта с добавлением глины в количестве 10 %, 20 %, 30 % и 40 % от объёма грунта (в соотношении грунт к глине соответственно 1:0,1, 1:0,2. 1:0,3 и 1:0,4 по объёму).

После чего определить качество полученных смесей и выбрать наилучший состав. Весь необходимый грунт следует перемешать в  найденном соотношении с глиной вручную или при помощи смесителя.

Если в данной местности находятся высокопластичные грунты (глины), то требуется понизить их пластичность (отощить) путём добавления к грунту отощающей добавки.

Обратите внимание

В качестве отощающей добавки может быть использован крупнозернистый песок (с зёрнами размером 1,2-1,5 мм), керамзитовый песок, измельчённый доменный шлак и тому подобные материалы, Также в качестве добавок используют различные органические материалы: опилки, льняная костра, соломенная сечка и другие.

Читайте также:  Оповещение об опасных и вредных производственных факторах

Как и в предыдущем случае, количество добавленной к грунту добавки следует определить опытным путём. Для этого следует изготовить пробы грунта с различным количеством добавки.

При применении песка обычно готовят пробы с 30 %, 40 % и 50 % песка от объёма грунта (соответственно в соотношении грунт к глине 1:0,3, 1:0,4 и 1:0,5 по объёму). Изготовленные пробы необходимо испытать на при­годность и выбрать наилучший состав.

Затем следует весь необходимый грунт смешать с песком (или другой отощающей добавкой) в найденном соотношении посредством смесителя или вручную.

В качестве неорганических (минеральных) добавок для стаби­лизации грунта в условиях индивидуального производства, в основ­ном, используются цемент и известь, реже гипс.

Использовать отходы промышленного производства, которые могут употребляться в качестве замены портландцемента, для ин­дивидуального применения не рекомендуется, так как в каждом конкретном случае требуется проверять эти отходы на биологичес­кую безопасность, то есть на отсутствие радиоактивных, токсич­ных, канцерогенных и тому подобных веществ и соединений.

Цемент может применяться для стабилизации всех видов грун­тов. Однако наибольшая прочность при наименьшем расходе це­мента достигается в случае применении крупнообломочных и гравелистых грунтов, супесей и грунтовых смесей оптимального состава. Значительно большее количество цемента требуется для тяжёлых суглинистых и, тем более, глинистых грунтов.

Для эффективной стабилизации важно, чтобы количество глини­стых частиц было не более  30 %, что позволяет применять небольшое процентное содержание цемента, добавляемого в грунтовую смесь.

Важно

Прочность изделий из грунтоцементной смеси при одинаковом содержании цемента зависит от количества в смеси глинистых час­тиц. Так прочность изделий на основе глины в 2-3 раза меньше, чем материала на основе супесей и легких суглинков. Поэтому равно­прочный материал на основе глины можно получить при введении цемента 16 % и более.

Добавка цемента к грунту уменьшает усадочные явления при его высыхании. При этом для данной усадки величина отношения цемента к грунту зависит от плотности отформованной грунтоцементной смеси.

На процессы твердения цемента отрицательно действуют гуму­совые вещества, образующиеся в грунтах в результате разложения органических остатков.

Грунты, содержащие более 6% гумусовых веществ, для изготовления стабилизированных цементом грунтоблоков не рекомендуются.

Всё же, отрицательное влияние гумуса может быть устранено добавлением гашёной или негашёной извес­ти, что приводит к созданию щелочной среды, благоприятной для твердения цемента.

Известь широко применяется в различных областях строитель­ства, в том числе, и для стабилизации грунта.

Количество извести подбирается, исходя из содержания в ней оксидов кальция и магния. Чем их больше, тем меньшее количест­во извести требуется для обработки грунтов.

Совет

Для стабилизации грунтов может быть использована как гашё­ная известь, так и негашёная известь.

При стабилизации грунта известью особенно важно, чтобы от­формованные блоки имели высокую плотность, что способствует тесному соприкосновению частиц извести и грунта и благоприят­ным условиям для протекания реакций стабилизации.

В качестве стабилизирующих веществ гидрофобного действия используются органиче­ские вещества как природного происхождения — нефти, битумы, продукты переработ­ки нефти, горючих сланцев, каменного угля, торфа, древесины, так и синтезированные вяжущие материалы.

Нефти, битумы, различные смолы и дегти применяют в виде добавок к грунту, как в натуральном виде, так и в виде эмульсий в зависимости от вязкости исходного продукта.

Использование грунта не в последнюю очередь сдерживается несовершенством всех известных технологий его обработки, хотя вряд ли какой строительный материал способен сравниться с правильно обработанным грунтом при строительстве одно-двух этажных сооружений.

Решить проблему производства качественных строительных блоков из грунта, в том числе непосредственно на месте строительства, позволяет технология, известная как зонное нагнетание, «Русские качели®», СПРИТ, которой посвящён настоящий сайт.

Рис. 7. Комплект оборудования на базе РК («Русские качели®») 250, установленный непосредственно на месте строительства и изготовленные на нём блоки.

Источник: http://xn--e1afpabeqp7a.xn--p1ai/book

Город-сад: вчера, сегодня, завтра

Деревянные двухэтажные дома с геранью на окнах и палисадниками, стоящие в окружении могучих сосен и белоснежных цветущих вишен. Во дворах веревки с развешанным бельем, каких уже не увидишь в центре, сарайчики, самодельные душевые кабины из поднятых на столбы бочек, столики с лавочками для любителей забить «козла», песочницы, ухоженные клумбы с незатейливыми цветами

Деревянные двухэтажные дома с геранью на окнах и палисадниками, стоящие в окружении могучих сосен и белоснежных цветущих вишен. Во дворах веревки с развешанным бельем, каких уже не увидишь в центре, сарайчики, самодельные душевые кабины из поднятых на столбы бочек, столики с лавочками для любителей забить «козла», песочницы, ухоженные клумбы с незатейливыми цветами. Тишина, покой и свежий воздух деревни всего в десятке троллейбусных остановок от центра города. Это поселок «Первомайский», точнее, старый «Первомайский», который тихо живет рядом с каменным, новым «Первомайским», и мечтает только об одном — чтобы его никто не тронул, дал тихо дожить до своей естественной кончины.

Сейчас трудно поверить, но всего восемьдесят лет назад не существовало никакого «Первомайского» — ни нового, ни старого. На его месте шумела сосновая Желтикова роща, больше похожая на лес и своими тенистыми кущами обнимающая изгибы веселой речки Тьмаки.

Дальше нынешней Пролетарки города вообще не было, здесь начинались предместья — пригородные деревни и монастыри, которые в то время были богатыми и процветающими. Вот и окрестности современного «Первомайского» были примечательны расположенным поблизости Успенским Желтиковым монастырем.

Обратите внимание

Он был основан в конце ХIV века, даже есть точная дата — 1394 год. Считается, что некоторое время, до постройки в Твери путевого дворца он исполнял функцию дорожного приюта российских царей, следовавших из Москвы в свои северные угодья.

Почти за семивековую историю своего существования монастырь трижды перестраивался, с каждым разом становясь все богаче и краше. В советское время ему почему-то не нашли применения, как многим другим культовым сооружениям, не превратили в склад, клуб или тюрьму, и он был разрушен.

До наших дней от всего огромного комплекса зданий уцелели, да и то в руинированном виде, лишь два строения — двухэтажный братский монашеский корпус да фрагмент надвратной колокольни в виде арки. Восстанавливать Желтиков монастырь никто не собирается, и, похоже, дни его сочтены.

Интересная история и у старого «Первомайского» поселка. Он появился в 20-е годы прошлого века и сейчас выглядит провинциально и устарело. Но только выглядит, потому что большинство его обитателей говорят только о том, как хорошо в нем жить и что не дай бог куда-то переехать.

Это свидетельство точности замысла создателей поселка и тщательности его воплощения. Ведь поселок возник не сам по себе, а в результате реализации градостроительных идей своего времени. Старый «Первомайский» — это тот самый город-сад, опоэтизированный Маяковским: «Через четыре года здесь будет город-сад».

«Первомайский» и был построен примерно в такие сроки. В 1922 году в Москве родилось общество городов-садов, целью которого провозгласили введение малоэтажного кооперативного строительства. Спустя два года правительство Страны Советов принимает постановление о безвозмездном выделении кооператорам земель и помогает им материально.

В 1928 году первые новоселы въезжают в дома, построенные вдоль левого берега Тьмаки. Будущий первомайский поселок получил название «Красный текстильщик».

Его архитектор — известный градостроитель своего времени А. Иваницкий — в 1925-1927 гг. разработал генеральный план застройки Твери, по которому периферия города должна была застраиваться жилыми районами, схожими с «Красным текстильщиком».

В то время зодчие считали своей задачей не просто вычертить проекты зданий, а создать новую среду обитания, в которой человеку новой и, как тогда казалось, свободной страны было бы комфортно жить, работать, отдыхать, развиваться как личности.

Важно

Идеалом рабочего поселения ХХ века считали города-сады — поселки, застроенные малоэтажными домами, с зелеными зонами отдыха, стадионами, клубами, школами. Генплан Иваницкого так и не был утвержден, хотя считается, что при застройке города длительное время архитекторы ориентировались именно на его задумки.

Возможно, одной из причин, по которой план Иваницкого не был принят, стало его трепетное отношение к культовым сооружениям. Архитектор не уничтожил ни один храм, ни одну церковь. Желтиков монастырь, в частности, он предлагал превратить в музей. Ответом власти было безжалостное истребление красивейшего сооружения.

Города-сады, придуманные Иваницким, тяготели к промышленным предприятиям. Вот и «Красный текстильщик» вырос в пределах пешей доступности от Морозовских мануфактур. Наверное, это были первые в Твери кооперативные жилые дома. Главную улицу поселка так и назвали — Кооперативная.

Потом она стала улицей Бориса Полевого — по имени знаменитого своего жильца. В «Первомайском» до сих пор встречаются люди, помнящие, как начинался «Первомайский». Одна из них — Клавдия Александровна Петрова. В 1928 году, когда ее семья въехала в дом на улице Ткача, ей было пять лет.

Несмотря почти на восемь десятков лет, прошедших с той поры, она хорошо помнит, как отец вместе с другими фабричными рабочими по выходным помогал строителям ускорять новоселье. В «Первомайском» прошла вся жизнь Клавдии Александровны, за исключением четырех лет войны.

В семидесятые годы в поселок пришли городские удобства — центральное отопление, холодное водоснабжение. Горячей воды здесь никогда не было. «Первомайцы» до сих пор ходят в баню и все равно считают свой район самым лучшим для жизни, потому что он тихий, зеленый и спокойный. И, как в деревне, все всех знают.

Особенно хорошо здесь растить детей — выкатил коляску с малышом во двор, поручил заботам бабушек или доминошников и занимайся домашними делами.

По проекту Иваницкого, предполагалось возвести тысячу таких деревянных кооперативных домов. Кстати, они считаются ценными образцами деревянного модерна, сочетающего народные традиции.

Особенно интересны дома по нечетной стороне улицы Строителей — за вынесенную на стык двух корпусов лестницу. Но в действительности построили всего несколько десятков домов.

До войны, видимо, не успели, а после войны «Первомайский» стал развиваться уже в эпоху крупнопанельного домостроения. Так появился новый «Первомайский», который перенял многие лучшие черты старого.

Совет

Например, здесь также высаживают цветы возле подъездов и любовно красят лавочки. С озеленением помогли строители, во время массовой застройки микрорайона они сумели спасти часть сосен, и в благодарность лесные красавцы насыщают воздух целебными фитонцидами.

В последние годы на старый «Первомайский» наступает город. На окраине начато строительство многоэтажных домов.

Под место для стройплощадки уже снесен дом № 2, пивная — своего рода достопримечательность… Обитатели старого поселка понимают неизбежность перемен, их дома давно обветшали, их не ремонтируют.

И все же каждый «первомаец» надеется, что на его век хватит жизни города-сада, любимого и неповторимого.

Марина ШАНДАРОВА

Источник: https://tverlife.ru/news/12484.html

Уходящая натура. Усадьбы Тверской области — Журнал «Коммерсантъ Власть» — Издательский Дом КоммерсантЪ

«Власть» продолжает рассказ об усадебной культуре, которая нашла отражение в произведениях русской литературы, живописи и музыки XIX — начала XX века. На этот раз целью поездки стали дворянские имения вокруг Торжка.

Екатерина Тызыхова, Павел Кассин (фото)

В Тверской области, вокруг города Торжка, когда-то существовало множество усадеб, построенных архитектором Николаем Александровичем Львовым для самого себя, своих родственников и соседей.

Родившийся в 1751 году Львов — личность необыкновенно интересная. Человек самых разнообразных талантов, поразительно эрудированный, остроумный, один из самых ярких представителей русского просвещения.

В старой энциклопедии Брокгауза и Эфрона говорилось о Львове как о литераторе и поэте, а в Большой советской — как о выдающемся архитекторе.

Верно и то и другое, а можно было бы сделать акценты и на иных его талантах.

Львов писал стихи и басни, ему принадлежат либретто трех комических опер. Перевел «Четыре книги по архитектуре» Палладио. Увлекался фольклором, издал «Трактат о народном пении», а позже на основе собранного им материала — «Собрание русских народных песен с их голосами». Как историк опубликовал летопись XVI века, известную под названием «Львовская летопись». Был прекрасным гравером.

На Кавказе Львов обследовал минеральные источники и проектировал лечебницы. Усовершенствовал способ постройки зданий из земли — дешевого и огнестойкого материала, что было важно для страдавших от пожаров деревень и сел.

Львов открыл у себя в имении школу, где за шесть лет обучил 800 крестьян, присланных из разных губерний, строить такие дома. В Торжке он улучшил систему водоснабжения, на Валдайской возвышенности обнаружил месторождение каменного угля, которое начали разрабатывать уже в советское время.

И это далеко не полный перечень интересов и достижений Николая Александровича.

Удивительно, но он никогда и нигде толком не учился. До 18 лет он был самым заурядным провинциальным дворянским неучем.

Но, приехав в Петербург служить в Измайловском полку, в который был записан с детства, Львов начинает свое обучение в полковой школе.

Обратите внимание

Образовательная программа в этом заведении была весьма серьезная, да и сам Николай Александрович, словно стремясь наверстать упущенное, в дополнение к обязательным занятиям много времени посвящал самообразованию.

Конечно же, такой незаурядный человек оказался окружен лучшими, самыми интересными и талантливыми людьми своего времени. Львов был дружен с Державиным, с художниками Боровиковским и Левицким. Чудесные портреты Львова и его красавицы-жены Марии Дьяковой работы последнего висят в Третьяковской галерее.

Читайте также:  Конституционно-правовой статус человека и гражданина

Его первой архитектурной работой стал собор Святого Иосифа в Могилеве, которой Екатерина Великая решила построить в честь своей дипломатической встречи с австрийским императором.

Несмотря на то что Львов не имел ни систематического архитектурного образования, ни практического опыта, императрица выбрала именно его проект, выполненный в духе строгого классицизма, что для того времени было еще необычно.

После этого Львов стал востребованным архитектором, его постройки есть в Петербурге, Гатчине и других городах. И конечно, он очень много строит в родной Тверской губернии, в Торжке и вокруг него.

День первый — 280 км

Москва—Васильева Гора (усадьба Знаменское-Раек)— Василево— Митино —Торжок (216 км; 52 км; 2 км; 10 км)

Имение Знаменское-Раек

Главный дом со служебными флигелями, а служебные флигели с въездными воротами имения соединяет потрясающая колоннада-галерея. Всего огромный овальный двор, напоминающий дворцовую площадь, окружают 136 колонн. Из комнат второго, парадного, этажа дома были выходы на галереи, и гости могли прогуливаться, наслаждаясь видами.

Своим созданием Знаменское-Раек обязано любовной истории.

Владелец имения Федор Иванович Глебов, овдовев, через какое-то время без памяти влюбился в Елизавету Петровну Стрешневу, капризную красавицу, единственного избалованного ребенка обожавшего ее отца, которая была к тому же на 17 лет моложе своего воздыхателя.

Отец девушки дал согласие на этот брак только перед своей смертью, но чувствовать себя счастливым новоиспеченному мужу мешала ревность: он и его молодая супруга вращались в высшем свете, среди самых блестящих людей екатерининской эпохи.

Юная, очаровательная, прекрасно образованная Елизавета Петровна не могла не привлекать к себе мужское внимание. Так что Федор Иванович решил построить для нее это великолепное имение-дворец, надеясь, что здесь внимание жены будет принадлежать только ему.

Важно

Внутри дом был не только роскошным — в нем архитектор воплотил множество своих интересных задумок. Так, здание было оснащено хитроумной системой вентиляции и обогрева, необычный пол в зале покачивался под ногами танцующих пар и создавал у них ощущение полета, а световой потолок над лестницей был устроен таким образом, что лучи солнца в течение дня поднимались снизу вверх.

Хотя документальных свидетельств того, что автор постройки — Львов, нет, у специалистов этот факт сомнений не вызывает. Кроме того, на потолке в кабинете главного дома сохранился знак «всевидящее око», которым масон-архитектор отмечал свои творения.

Попасть внутрь Знаменского-Райка нам не удалось: усадьба является частным владением, и собственник ответил на наш запрос отказом. В одном из флигелей сейчас расположена небольшая гостиница на четыре номера, а в главном доме ведутся реставрационные работы. Хочется верить, что все особенности внутренней отделки и устройства здания, которые еще сохранились, не будут утеряны в ходе работ.

Неподалеку от усадьбы, в селе Васильева Гора, находится часовня-ротонда Даниила Столпника, построенная по проекту Львова, с росписями XVIII века внутри.

Росписи упрощенно повторяют фрески Рафаэля в Станца делла Сеньятура в Ватикане, воспроизводя все их детали, вплоть до латинских надписей.

Но мы смогли увидеть только золоченого ангела над куполом: ключи от часовни находятся у представителей собственника усадьбы.

Существуют две версии происхождения необычного названия Раек. Одна вполне прозаическая — по названию погоста Рай, рядом с которым были отведены земли под имение. Другая более романтическая: якобы Екатерина II, посетившая как-то усадьбу, воскликнула под впечатлением от увиденного: «Вот это Раек!»

От Знаменского-Райка до Торжка всего 15 км. Из Москвы мы выехали в воскресенье утром и быстро добрались без пробок, поэтому вполне успевали заехать еще в Митино и Василево, расположенные чуть дальше по трассе.

Имения Василево и Митино

Совет

И Митино, и Василево принадлежали Львовым, родственникам архитектора. От усадьбы в Василеве сохранился лишь флигель, который теперь находится на территории музея под открытым небом, где собраны памятники деревянного зодчества XVIII-XIX веков со всей Тверской области.

Музей хороший, здесь приятно прогуляться. Но все же самое интересное тут — трехарочный каменный мост, построенный Львовым из огромных валунов без применения связующего раствора.

Мост этот перекинут через один из трех полузаросших сейчас прудов, которые когда-то украшали парк имения, спускаясь каскадом к реке Тверце.

Митино расположено напротив Василево, на другом берегу Тверцы. Усадебный дом по проекту Львова просуществовал до 1840 года, когда решено было строить новый, тот, который пока еще можно увидеть сейчас.

Заброшенный и разрушающийся, стоит он на том же месте над Тверцой, где воздвиг первое здание Львов. Архитектор спроектировал и парк, сейчас запущенный и заросший.

Самое главное в Митино — погреб-пирамида, знаменитое творение Львова, своеобразный символом его зодческой деятельности в Тверской губернии. Таких погребов он построил несколько: вдохновившись увиденной в Риме пирамидой Цестия, он решил сделать нечто подобное, но с пользой для хозяйства.

Все построенные Львовым погреба-пирамиды устроены одинаково. Они трехуровневые: нижний уровень — ледник, куда зимой загружали привозимый с реки лед, второй — для хранения припасов, третий — вентиляционный.

Погреб в Митино считается лучшим из них: он больше и величественнее других, с усовершенствованными пропорциями, к тому же расположен на высоком и открытом месте, благодаря чему просматривался со всех сторон. Сейчас вокруг все заросло травой.

Обратите внимание

Впрочем, сооружение находится под защитным саркофагом, и рассмотреть его с разных сторон все равно не получится. Но нам немного повезло.

Дверь внутрь оказалась не заперта, и мы, зайдя внутрь, смогли увидеть самое потрясающее — арку над входом из огромных валунов, которые подогнаны друг к другу и держатся также без какого-либо скрепляющего их раствора.

Впечатление от заброшенного усадебного дома в запущенном парке, закрытого саркофагом и забытого погреба тем сильнее, что все это находится на территории санатория, корпус которого — образцово-уродливый пример советской архитектуры. Если, конечно, слово «архитектура» в данном случае вообще уместно.

https://www.youtube.com/watch?v=AQJ749BFcPA

День второй — 54 км

Торжок—Никольское-Черенчицы—Арпачево—Торжок (23 км; 4 км; 27 км)

Имение Никольское-Черенчицы

На следующий день и мы отправились в родовое имение Николая Александровича Львова — Никольское-Черенчицы. Навигатор такого не знал, но ему было известно название Арпачево. Нас это вполне устраивало: села находятся совсем недалеко друг от друга, в Арпачево есть построенная Львовым церковь, к тому же там живет Алла Петровна, одна из потомков архитектора.

И все же добраться туда оказалось непросто: навигатор предлагал свернуть на несуществующие дороги, пересчитывал маршрут, в итоге решил нас вести по грунтовке в глубоких ямах через поле. Мы вернулись в село на трассе, но в нем никто не знал ни Арпачево, ни Никольское-Черенчицы.

Наконец нашелся толковый местный житель, который доходчиво объяснил, что дорога тут есть, но мы ее ни за что не найдем: она через лес, поэтому повороты и ответвления нам будут неочевидны. Он отправил нас обратно в Торжок и очень подробно объяснил, где и как нам надо проехать в городе.

Без его помощи мы бы никогда не выехали на нужную дорогу: никаких указателей, узкая, разбитая улица, ведущая по задворкам, которая в лесу превращается в разбитую лесовозами грунтовку.

Но грунтовка неожиданно превращается в асфальт, затем внезапно возникает указатель на Никольское-Черенчицы, сообщающий к тому же, что там есть усадьба.

Имение Львова в деревне находим легко. Сначала проезжаем построенный им на фундаменте из валунов Воскресенский храм в виде ротонды — это фамильная усыпальница, здесь похоронен и сам архитектор.

А чуть дальше — заброшенный дом, небольшой, интересный по архитектуре и какой-то уютный, домашний даже в таком виде. И еще погреб-пирамида — первый из всех, построенных Львовым.

Важно

По сравнению с тем, который мы видели накануне, он в приличном состоянии и даже открыт. Внутри можно рассмотреть оставшиеся фрагменты отделки.

Усадьба и погреб стоят в непосредственной близости от деревенских домов. Хозяева ближайшего настойчиво предлагали угостить нас яблоками. Мы с радостью согласились, не подозревая, что нам выдадут три больших пакета.

Жительница другого дома, дачница из Торжка, рассказала, что погреб отреставрировали некоторое время назад, но его очень быстро опять разорили.

Как и ротонду: ее тоже начинали восстанавливать, работы не завершили, но и то, что было сделано, кому-то понадобилось разрушить.

Фотографируем коз с петухами, шикарный вигвам местных детишек и едем в Арпачево.

Село Арпачево

Пустующий, закрытый храм. Рядом с ним — колокольня. Все закрыто и заброшено. Но кто-то не поленился залезть на колокольню и посадить в окне большую мягкую игрушку — крысу.

От соседки Аллы Петровны узнаем, что она недавно уехала на какое-то время в Москву. Соседка сокрушается по поводу того, что в церкви на выделенные для реставрации средства три раза начинали делать крышу. И каждый раз на этом все заканчивалось. «Деньги отмывают, больше никому ничего не нужно»,— делает она печальный вывод.

День третий — 217 км

Торжок—Прямухино—Большой Борок—Тысяцкое—Горницы—Грузины—Торжок (38 км; 9 км; 18 км; 41 км; 97 км; 14 км)

Имение Прямухино

Наутро следующего дня мы отправились посмотреть на имение Бакуниных в Прямухино, где родился и провел детство идеолог анархизма Михаил Бакунин. Но задолго до этого тут существовало большое дворянское гнездо Бакуниных в самом классическом его понимании.

Совет

Со временем имение разросшегося семейства Бакуниных, живо интересовавшегося историей, литературой и передовыми идеями, стало излюбленным местом встреч представителей интеллигенции, живущих по соседству. Гостями усадьбы бывали многие видные деятели русской культуры: Иван Лажечников, Виссарион Белинский, Иван Тургенев, Алексей Вульф, Николай Ге, Александр Эртель, Лев Толстой.

До наших дней дошли лишь остатки одного из флигелей усадебного дома, а также церковь. В ее облике явно прослеживаются следы влияния Николая Львова, но нет никаких доказательств того, что ее автором был именно он.

Имение Большой Борок

Совсем рядом с Прямухиным существовало имение Большой Борок, в обустройстве которого также были использованы проекты Львова и последней владелицей которого была его родственница.

Жители деревни (большинство были сильно нетрезвы) никак не могли понять, о каком имении мы их расспрашиваем.

А мы, несколько раз проехав мимо закрытого зарослями разрушенного барского дома, так и не смогли его найти.

Село Тысяцкое

Заезжаем в соседнее село Тысяцкое, когда-то крупный центр лесного промысла. Сегодня там можно найти только один из валунных погребов да разрушенный храмовый комплекс. Делать в Тысяцком совершенно нечего: все, что было, разрушено, а нового ничего не создано.

Село Горницы

В этом заброшенном селе сохранился построенный Львовым прекрасный храм. Дорогу до ближайшего к Горницам села находим легко, а дальше — несколько километров бездорожья. Мнение местных жителей относительно того, проедем ли мы на нашем автомобиле, расходятся.

После неудачной попытки найти нужную дорогу самостоятельно договариваемся и едем в Горницы в прицепе к трактору. Оказывается, надо было свернуть налево в лес по неявной дороге, мы же поехали по более очевидной.

Всего-то 500 метров лесного автобана, и мы в Горницах.

Обратите внимание

В селе сначала видим только пустующие, заколоченные, но аккуратные, в основном даже не покосившиеся дома. Кажется, что люди ушли, но вот-вот должны вернуться.

Затем перед нами вырастает разрушенный двухэтажный каменный храм, который был построен в 1789-1795 годах и состоял из верхней холодной церкви и нижней теплой. Верхний престол был освящен в честь Владимирской иконы Божией Матери, нижний — в честь Николая Чудотворца.

Имение Грузины

Грузины, получившее свое название по несохранившейся церкви Грузинской Божией Матери, были в XVIII веке одним из самых богатых поместий Тверской губернии. В середине 1700-х годов усадьба, принадлежавшая в то время бабушке Анны Петровны Керн, формировалась как барочный ансамбль. А в конце века Львов возвел здесь трехэтажный дворец, который позже еще перестраивался.

Благодаря Львову здесь также была создана система прудов, река включена в архитектурный ансамбль, а парк приобрел свойственный эпохе классицизма пейзажный характер. Вместо старого деревянного моста на месте парадного въезда в усадьбу по его проекту был возведен каменный однопролетный арочный валунный мост.

В имении принимали двух русских императриц — Елизавету Петровну и Екатерину II.

Главный дом Грузин сейчас находится в ужасающем состоянии. Кроме него как-то сохранились служебный корпус, валунный мост, пруды в парке, кузница, погреб и каменные крестьянские дома регулярной деревни XVIII века. А значит, еще есть надежда восстановить и сохранить это имение.

День четвертый — 287 км

Торжок—Переслегино—Москва (37 км; 250 км)

Торжок

Сам Торжок — красивейший, почти заповедный старый город на реке Тверце, не утративший атмосферы неспешности и размеренности течения жизни. Это город церквей, монастырей, улочек, сохранивших старую застройку.

Торжок — единственное место, где до сих пор не утрачены традиции золотого шитья, именно здесь вручную вышивают всю государственную символику России — флаги, гербы, погоны генералитета.

При фабрике золотого шитья есть музей.

Конечно, с именем архитектора Львова связаны не только постройки в имениях вокруг Торжка, но и здания в самом городе, в первую очередь — собор Борисоглебского монастыря.

Деревня Переслегино

Важно

Перед возвращением в Москву мы заехали в деревню Переслегино, где находится церковь Петра и Павла — почти точная копия того самого несохранившегося Могилевского собора, который был первым архитектурным проектом Львова. Надо ли писать, что и тут все заросло, а маковка колокольни обрушилась?

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/2594786

Ссылка на основную публикацию