Герои чернобыля: первые пожарные на чаэс

Герои Чернобыля: первые пожарные на ЧАЭС

«Героями не рождаются, героями становятся!»

Обстановка на пожаре

25 апреля 1986 года

Днепр. Припять… Места красивейшие на удивление. Сюда всегда стремились горожане! В этом уголке тихого украинского Полесья грибы «косой косили», рыбу ловили на пустой крючок, из-под ног брызгала красным соком земляника. И вот….

26 апреля 1986 года

На эту тему

Взрыв

Действие ударной волны и поражающие факторы

В 1 час 23 минуты на 4-ом энергоблоке Чернобыльской атомной электростанции (далее – ЧАЭС) произошла самая масштабная техногенная катастрофа на Земле. Крепкий сон жителей города Чернобыль потревожили два последовательных взрыва. Силой взрыва были полностью разрушены реактор и его активная зона, система охлаждения, а так же само здание реакторного зала.

Крыша машинного зала и территория вокруг ЧАЭС была полностью усеяна выброшенными радиоактивными железобетонными графитовыми блоками и их кусками. Пламя над реактором поднималось в несколько сотен метров, которое сопровождалось потоком газовой радиоактивности. Из общего количества ядерного топлива массой в 190 тонн, 171 тонна была выброшена в окружающую среду.

Первые герои

В 1 час 30 минут на место катастрофы прибыли подразделения пожарной охраны из г. Припяти под командованием лейтенантов:

Виктора Николаевича Кибенка

Владимира Павловича Правика

В состав караулов входили еще четверо героев, а именно:

Это этих людей мы должны благодарить за наше сегодняшние спокойствие, кто знает, что бы произошло если бы не их, поистине героический подвиг.

Картина на момент прибытия первых подразделений и условия, в которых предстояла работа пожарным, были ужасны: Многотонное сооружение 4-го реактора напоминало консервную банку – крыши нет, часть стены разрушена… На территории погас свет, отключился телефон. Помещения заполняются то ли паром, то ли туманом, пылью. Вспыхивают искры короткого замыкания. Повсюду течет горячая радиоактивная вода.

Позднее по тревоги были подняты пожарные расчеты из г. Чернобыля, Киева и других районов, командование которыми возглавил майор Телятников. Они без специальных средств тушения пожаров на АЭС, без средств защиты от радиации выполнили свой долг – не дали пожару распространиться на третий блок. Все они получили страшные дозы радиации и умерли мучительной смертью.

К 5-ти часам утра пожар был локализован.

Обратите внимание

Ващук, Кибенок, Титенко, Правик, Тищура, Игнатенко.

Их тела были очень радиоактивны, поэтому их похоронили на московском кладбище особым способом (в запаянных гробах, под бетонными плитками). Виктору Кибенку и Владимиру Правика присвоено звание Героя Советского Союза посмертно.

Первые жертвы

Непосредственно во время первых суток ликвидации аварии на ЧАЭС острому радиационному воздействию подверглось более 300 человек из персонала АЭС и пожарных. Из них 237 поставили первичный диагноз «острая лучевая болезнь». В следствии воздействия радиации в первые сутки после аварии 31 человек умерли от лучевой болезни.

27 апреля после пожарных эстафету борьбы с разбушевавшимся атомом приняли ликвидаторы последствий аварии. По всем уголкам СССР, от Балтийского моря до Охотского, был брошен клич помощи, на который откликнулись тысячи людей для ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС.

За неимение достаточной оснащенности подразделений и плохой информационной подготовки ликвидации аварии на ЧАЭС велась в основном вручную.

Необходимо было снять верхний зараженный слой грунта, снятие которого осуществлялось лопатами вместо использования специальной техники, куски арматуры, графита сбрасывались руками, с крыши машинного зала, радиоактивную грязь смывали тряпками в помещениях станции.

Из-за высокой радиации радиоуправляемые механизмы, задействованные на работах по устранению завалов, не выдерживали высокого уровня радиации и выходили из- под контроля операторов.

По советам ведущих специалистов было принято решение засыпать эпицентр взрыва извергающий смертельную радиацию тепло-поглощающими материалами, способными к фильтрации огня и пепла.

Работы по ликвидации аварии

Потому с 27 апреля по 10 мая летчики Военно-воздушных сил СССР, рискуя своей жизнью, совершили сотни полетов над активной зоной. Они сбросили с вертолетов тысячи и тысячи мешков песка, глины, доломита, бора, а также крупные упаковки свинца, который по весу занимал первое место – 2400 тонн.

Всеми силами велась тяжелая и изнурительная работа по снижению радиации в зоне аварии, но специалисты готовились к самому худшему, так как оставалась угроза обвала в шахтный бассейн крышки разрушенного реактора, а бассейн был наполнен водой охладительной системы и как следствие могло произойти заражение грунтовых вод.

Готовились средства для эвакуации миллионов людей. Предполагалось провести эвакуацию в радиусе 300 км от ЧАЭС. В следствие примененных действий по снижению уровня радиации. На десятый день мощность выбросов упала – до одного процента.

Катастрофа на ЧАЭС стала примером техногенной катастрофы не только национального масштаба, в следствии распространения радиоактивного облака на запад-юго-запад, северо-запад, в скандинавские страны, потом на восток последствие катастрофы ощутила не только Эвропа, но и США.

Уменьшение радиационного фона в следствие предпринятых действий дало возможность возвести «саркофаг» над 4-м реактором. Возведение «саркофага» осуществлялось с помощью самоходных кранов, оснащенных телевизионными средствами наблюдения.

В кранах была предусмотрена система вытяжной вентиляции с очисткой воздуха, система принудительного охлаждения, а для недопущения повышения нейтронной активности на крыше установлены баки с раствором бора. Размеры саркофага очень внушительны, наибольшая толщина стен – 18 метров.

Важно

После аварии жизнь на огромных территориях как рядом с Чернобылем, так и на значительном удалении от аварийного объекта стала невозможной из-за радиоактивного загрязнения. Сразу после аварии из 30 – километровой зоны вокруг станции были эвакуировано около 90 тысяч человек.

Из Гомельской области это Беларусь – 17 тысяч человек, из Брянской области России – несколько тысяч. Позднее были обнаружены новые территории, подвергшиеся радиоактивному заражению. Поэтапное переселение людей с этих территорий продолжалось до 1992 года.

На эту тему

Всего было переселено около 135 тысяч человек. Часто люди были вынуждены жить несколько лет на зараженной территории, дожидаясь очереди (или разрешения) на переселение. О трагедии переселенцев трудно рассказать, трудно передать всю дикость ситуации, когда в один день – не по своей вине, а из-за чьей-то самонадеянности – сотни тысяч людей стали экологическими беженцами.

Тишина. Тишина в мертвом городе. «Рассоха» – огромное поле, заполненное рядами изъеденных коррозией грузовиков, пожарных машин, бульдозеров, бронетранспортеров и прочей радиоактивной техники – а посредине, как символ полной безысходности, поникли лопастями вертолеты, которым уже никогда более не суждено подняться в воздух…

Пагубное воздействие радиации проявилось во всем. В следствии воздействия радиации яблоки выросли невероятных размеров, у животных проявлялись различные мутации. Резко ухудшилось здоровье населения, так показатель заболеваний связанный с эндокринной системой и нарушением обмена веществ, кровеносной системой и разного рода аномалии вырос более чем в 4 раза.

Источник: https://fireman.club/statyi-polzovateley/avariya-na-chaes-pervye-geroi-chernobylya/

Пожарные ЧАЭС. Герои, сохранившие мир

Мемориал пожарным ЧАЭС

Багровый закат опустился на сонную Припять. До сих пор люди спокойно укладывали своих детей спать, но весеннее небо уже разрывал в этот миг густой и тревожный дым, витающий над обломками ЧАЭС. Ничего, кроме беды, он предвещать не мог.

Вечер накануне

За окном был вечер 26 апреля 1986 года. Однако жители города даже не подозревали, что стали свидетелями масштабной техногенной катастрофы. Пожар на ЧАЭС в 1986 году изменил не только судьбы людей, но также исторический ход жизни всей планеты. Та радиация, которая проникла в окружающую среду, этот хитрый и жестокий враг человечества будет подкрадываться к людям еще многие тысячелетия.

Взрыв, который стал причиной разрушения четвертого энергоблока на ЧАЭС, произошел вследствие экспериментальных некомпетентных работ в ночь с 25 на 26 апреля 1986 года.

Человеческая несобранность и неполноценные знания привели к трагедии мирового уровня. Однако взрыв уже случился. Языки пламени обжигали ночное небо.

Совет

Яркие искры вылетали из горящего реактора, а на помощь бросились первые герои – пожарные ЧАЭС.

Редкое фото пожара на Чернобыльской АЭС

Как тушили пожар на Чернобыльской АЭС и спасли человечество

Владимиру Правику было всего 23 года, когда он получил диагноз «острая лучевая болезнь тяжелой степени».

Кроме этого, его молодое тело и лицо пострадало от радиационного ожога, а все что осталось его жене – это посмертное звание «Герой СССР» и заключение, выданное в медицинской санитарной части.

Этот отважный парень одним из первых положил свою жизнь во спасение людей нашей планеты. Ведь врываясь в эпицентр радиоактивного пожара на ЧАЭС лейтенант принимал самое активное участие в тушении.

Горящий реактор ЧАЭС

Среди пожарников ЧАЭС встречается ни одно героическое имя. К 1 часу и 35 минутам на помощь В.П. Правику прибыл В. Кибенок. Виктор Кибенок был не чуть не старше Владимира Правика к моменту пожара на Чернобыльской АЭС. Однако благодаря его действиям удалось предотвратить трагедии еще больших масштабов.

ПОЧИТАЙТЕ:  Реактор ЧАЭС. Эпицентр масштабнейшей катастрофы

Являясь начальником караула одной из пожарных частей, Виктор Кибенок грамотно оценил ситуацию и предпринял нужные действия, которые позволили предотвратить распространение огня на третий энергоблок станции. Впоследствии из-за отравления ядовитыми газами и лучевой болезни лейтенанта отправили на госпитализацию в Москву.

Пожарные ЧАЭС фотографируются на память

Немного позднее к месту пожара прибыл Леонид Телятников. Благодаря решительным действиям майора удалось произвести локализацию пожара на крыше машинного зала. Это также позволило  предотвратить более масштабные последствия катастрофы.

Каждый из этих отважных пожарных Чернобыльской АЭС получил звание Героя СССР. Однако Леониду Телятникову в этом случае повезло больше. Получив не менее опасную дозу радиации герою удалось выжить и дожить до 2004 года. Но какая была его жизнь после аварии на ЧАЭС, было известно только ему самому и его близким.

Медицинское обследование пожарных ЧАЭС

Медицинская санитарная часть г. Припяти

С момента начала тушения пожара на Чернобыльской АЭС и до самого его прекращения в 6 часов 35 минут в медицинскую часть не переставали поступать пожарные ЧАЭС с ожогами.

Во время тушения последствий взрыва в операции спасения приняли около 6000 пожарных. Многие из них так и не вышли из больницы. После этих героев остались лишь воспоминания о героизме и высоком долге. Основными диагнозами всех поступавших в санчасть Припяти были ожоги и острая лучевая болезнь разной степени тяжести.

Брошенные костюмы пожарных

Имена, которые мы будем помнить

Среди героев пожарных Чернобыльской АЭС всегда будут звучать имена братьев Шаврий. Братья также тушили пожар и находились в неразрывной цепочке спасения. Благодаря их действиям не произошло еще одного взрыва, который мог привести к сдвигу земной оси. Тогда последовал бы полный крах человеческой цивилизации на Земле.

ПОЧИТАЙТЕ:  Труба ЧАЭС. Устройство Чернобыльской атомной станции

Нельзя не вспомнить имена и таких героев ЧАЭС, как:

  • Владимир Тишура — занимая должность старшего пожарного находился в самом сердце реакторного зала, где радиация достигала немыслимых значений.
  • Николай Титенок — сражался с врагом без всякой защиты, несмотря на последствия и конечный результат.
  • Николай Ващук, Василий Игнатенко и Александр Лелеченко – это мужественные пожарные на Чернобыльской АЭС, без помощи которых было просто не обойтись в тяжелые минуты жизни станции.

Уровень радиационного излучения одежды пожарных Чернобыльской АЭС спустя 30 лет

Трагедия могла повториться

В советские годы, тем более после тяжелых новостей о трагедии и эвакуации, никто даже догадаться не мог, что 23 мая трагедия могла повториться. С телеэкранов звучали успокаивающие новости о том, что больше бояться нечего. На самом деле в этот самый миг, в теплый майский день смелые мужчины пытались предотвратить новый пожар на Чернобыльской АЭС.

Возгорание случилось в отделениях циркулярных насосов четвертого реактора. Загорелись кабели, которые паутиной расходились по всей станции. Пожарными, тушившими Чернобыльскую АЭС вновь, стали Гречко, Махнис и Татаров. Поднимаясь на высоту, рискуя своей жизнью они ликвидировали пожар на ЧАЭС, который мог стать еще более сильным, чем тот, что случился в апреле.

Радиоактивная техника пожарных Чернобыля

Что стало с пожарными, которые тушили ЧАЭС?

Пожарные на Чернобыльской АЭС впоследствии получили не только телесные травмы, но и душевные, моральные и психологические нарушения, которые как тень преследовали выживших героев всю жизнь. Воспоминания минувших дней 1986 года теперь неоднократно будут возрождаться в сознании героев. Трагедия на ЧАЭС навсегда оставила отпечаток в их жизни.

Как уже говорилось выше, во всей чернобыльской операции приняло участие около 6000 пожарных. Некоторые из них умерли практически сразу после трагедии от острой лучевой болезни и полученных ожогов.

Кто-то выжил и получил в результате болезни и долгую реабилитацию, а кто-то и сейчас продолжает свидетельствовать нам о событиях 1986 года. Судьбы героев различны.

Но все они объедены той страшной ночью с 25 на 26 апреля.

Источник: https://chernobyl-heart.com/pozharnye-chaes-geroi-sohranivshie-mir

Герои Чернобыля

30 лет назад, 26 апреля 1986 года на Чернобыльской атомной электростанции произошла авария. На четвертом энергоблоке прогремел взрыв.

Реактор был полностью разрушен, радиоактивное облако накрыло большую территорию Украины, Белоруси, России — больше 200 тысяч квадратных километров.

Авария расценивается как крупнейшая в своем роде за всю историю атомной энергетики. Ликвидаторами аварии на ЧАЭС признаны 600 000 человек.

Обратите внимание

Пять ликвидаторов из тех, кто первыми вступили в бой с огнем на ЧАЭС, получили посмертно героя Украины

Николай Ващук, командир. Его отделение проложило пожарный рукав на кровлю ЧАЭС. Он работал на большой высоте в условиях высокого уровня радиации, температуры и задымленности. Благодаря решительности пожарных распространение огня в сторону третьего энергоблока было остановлено.

Bасилий Игнатенко, командир. Был в числе первых, кто поднялся на крышу пылающего реактора. Борьба с пожарами шла на большой высоте — от 27 до 71,5 м. Василий вынес из огня Николая Ващука, Николая Титенко и Владимира Тишуру, когда те потеряли сознание из-за высокой радиации.

Александр Лелеченко, замначальника электрического цеха Чернобыльской АЭС. После взрыва, оберегая молодых электриков, сам трижды ходил в электролизную. Не отключи он аппаратуру, станция взорвалась бы, как водородная бомба. Получив медпомощь, отпросился у врачей на свежий воздух, а сам сбежал на энергоблок снова помогать товарищам.

Читайте также:  Психолог мчс россии

Николай Титенок, пожарный. Не имея ни малейшего представления о том, что его ждет, прибыл, как и товарищи, в безрукавках, безо всякой защиты от радиации. Куски радиоактивного графита отбрасывал сапогами и брезентовыми рукавицами. Из-за высокой температуры пожарные сняли противогазы в первые 10 минут. Без такой самоотверженности выброс радиации был бы намного большим.

Владимир Тишура, старший пожарный. Был в числе тех, кто тушил реакторный зал — здесь был максимальный уровень радиации. Уже через полчаса появились первые пораженные из числа пожарных. У них стала проявляться рвота, «ядерный загар», снималась кожа с рук. Они получили дозы около 1000—2000 мкР/час и более (норма — до 25 мкР).

Выжил, получив смертельную дозу

Леонид Телятников

В 1986 году Леонид Телятников работал начальником пожарной части Чернобыльской атомной станции. Уже через несколько минут после взрыва он вместе с командой, состоящей из 29 пожарных, помчался на станцию. «Я абсолютно не представлял себе, что произошло и что нас ждет, — вспоминал он.

— Но когда мы приехали на станцию, я увидел развалины, охваченные вспышками огней, напоминающих бенгальские. Затем заметил голубоватое свечение над развалинами четвертого реактора и пятна огня на окружающих зданиях. Эта тишина и мерцающие огни вызывали жуткие ощущения».

Понимая всю опасность, Телятников дважды поднимался на крышу машзала и реакторного отделения, чтобы погасить пожар. Это была самая высокая и самая опасная точка. Благодаря тому, что Телятников, как руководитель, правильно поставил задачи, выбрал расположение пожарных машин — огонь не перекинулся на соседние блоки и был потушен.

Действие высокого уровня радиации ликвидаторы почувствовали прямо на пожаре. «Отец сказал мне, что второй раз еле спустился с крыши реактора, настолько ему было плохо», — рассказывал нам сын героя Олег Телятников. Леонид получил дозу облучения в 520 бэр — практически смертельную, но выжил.

В сентябре 1986 года 37-летнему Телятникову было присвоено звание Герой Советского Союза, вручен орден Ленина. Скончался он в декабре 2004 года.

В смертельную схватку с огнем вступили пожарные. Уже через семь минут после сигнала тревоги на АЭС приехали пожарные расчеты. Командовал ими майор внутренней службы Леонид Петрович Телятников.

Рядом с ним в первых рядах огнеборцев находились командиры пожарных караулов 23-летние лейтенанты внутренней службы Виктор Николаевич Кибенок и Владимир Павлович Правик. Своим примером они увлекали бойцов, давали четкие команды, шли туда, где было опаснее всего.

Пожарные совершили настоящий подвиг — отвели беду, спасли тысячи человеческих жизней. Но доза радиации, которую получили отважные офицеры, оказалась очень высокой.

Важно

Лейтенантам Виктору Кибенку и Владимиру Правику посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Золотой Звездой Героя был награжден и Леонид Телятников. После лечения он продолжил службу, стал генералом. Но болезнь не отступала. Герой ушел из жизни в 2004 году.

Вернемся вновь в трагические дни Чернобыля. Как складывались дела после того, как отбили первый огненный удар? Бойцы пожарной охраны продолжали свой ратный труд.

Вахту на огневом рубеже приняли сводные отряды из пожарных частей всей страны.

Руководил их действиями подполковник внутренней службы начальник оперативно–тактического отдела ГУПО МВД СССР,  Владимир Михайлович Максимчук.

В ночь на 23 мая 1986 года на ЧАЭС вновь возникла опасная ситуация. Вспыхнувший огонь подобрался к машинному залу, заполненному тоннами масла, и к трубопроводам, где был водород. Малейшее промедление могло привести к остановке насосов и выходу из режима третьего блока ЧАЭС, что грозило страшной катастрофой.

Последствия ее были бы гораздо серьезнее, чем последствия катастрофы 26 апреля. Оценив обстановку, Максимчук избрал единственно правильный в той ситуации метод тушения: пожарные входили в опасную зону звеньями по пять человек, работали там не более 10 минут, а затем их тут же заменяло другое звено.

Сам Владимир Михайлович принимал личное участие в разведке очага поражения, затем почти 12 часов не выходил из зоны пожара и, уже отдавая последние силы, сделал расчет пенной атаки, которая добила оставшиеся очаги огня. Умелые действия Владимира Максимчука спасли людей (более трехсот человек!), станцию и, как говорят, полпланеты.

Предложенная им тактика тушения пожаров на атомных объектах прежде не имела аналогов и впоследствии стала достоянием мирового сообщества пожарных. Позднее медики определили: в эти драматические часы подполковник Максимчук получил сверхвысокую дозу радиации — около 700 рентген. С тяжелыми лучевыми ожогами ноги и дыхательных путей его доставили в госпиталь МВД в Киеве.

Совет

Информация о случившемся была засекречена, а подвиг командира своевременно оценен не был… Владимиру Михайловичу целых восемь лет маячил смертельный приговор, однако он оптимизма не терял, продолжал кропотливо трудиться, добиваться поставленных целей, при этом так же, как и раньше, часто рисковал своей жизнью.

В 1987 году именно Владимир Максимчук руководил тушением сложнейшего пожара в гостинице «Россия» в Москве, в 1988 году – ликвидацией пожара на трубопроводе Урал – Западная Сибирь. В 1989 году он руководил ликвидацией большого пожара на химическом комбинате в литовском городе Ионаве, где применил тактику, отработанную в Чернобыле.

И дальше – несмотря на тяжелейшую мучительную болезнь (рак щитовидной железы и рак желудка), прогрессировавшую с 1989 года вследствие облучения в Чернобыле, перенеся несколько сложных операций, продолжал вершить большие дела.

В 1990 году Владимиру Максимчуку было присвоено звание «генерал-майор внутренней службы», в том же году был назначен на должность Первого заместителя начальника Главного управления пожарной охраны МВД СССР.

Имея за плечами опыт тушения пожаров в Чернобыле, Ионаве, в других «горячих точках» СССР, незаурядная личность, крупный специалист, альтруист и фанат пожарного дела становится инициатором создания эффективной общегосударственной системы безопасности и борьбы с авариями, катастрофами и стихийными бедствиями – отечественной службы экстренного реагирования на чрезвычайные ситуации.

Благодаря его упорству и личному участию в стране был заложен фундамент аварийно-спасательной службы – в структуре пожарной охраны, создана сеть специализированных отрядов по проведению первоочередных аварийно-спаса­тельных работ (ставших прототипом современного МЧС России), организован выпуск новейшей пожарной техники, пожарно-технического вооружения и аварийно-спасательного оборудования.        В 1992 году он возглавил пожарную охрану Москвы, где был произведен коренной переворот в работе службы: созданы первая в России вертолетная пожарно-спасательная служба, специальный отряд по тушению крупных и наиболее опасных пожаров, пожарные части получили современную аварийно-спасательную технику, открыт учебный центр по подготовке пожарных специалистов, полностью модернизирована служба «01».  Последним подвигом отважного пожарного стало быстрое тушение зданий «Белого Дома» и мэрии Москвы после трагических событий в октябре 1993 года. 22 мая 1994 года Владимира Михайловича не стало. Именем бесстрашного офицера названы: школа на родине, пожарный катер в Москве, специализированная пожарная часть N2, в которой он начинал свою службу в Москве, Московский Технический пожарно-спасательный колледж №57. С 1994 года проводятся международные соревнования по пожарно-прикладному спорту на Кубок генерала Максимчука. В 2003 году указом президента Российской Федерации Владимиру Михайловичу Максимчуку посмертно было присвоено звание Героя России.

Подвиг героев-чернобыльцев всегда будет служить для российских и украинских пожарных примером мужества, высочайшего профессионализма и верности своему долгу.

Антонова Юлия

Управление по ВАО Главного управления МЧС России по г. Москве

Источник: https://moscow.mchs.ru/document/612355

Герои Чернобыля

Построив в 1954 году первую атомную станцию в СССР и заставив атом служить мирным целям, человечество поверило в обретение самой дешёвой электроэнергии. В 80-х годах XX столетия в странах насчитывалось уже 360 АЭС.

 26 апреля 1986 года мировая общественность узнала её настоящую цену: десятки тысяч человеческих жизней, погибших от радиации и её последствий, 300 тысяч оставшихся без крова, брошенные города и сёла.

Но жертв могло быть ещё больше, если бы не люди, настоящие герои Чернобыля, предотвратившие ещё большую катастрофу ценой своей жизни.

Авария на ЧАЭС

В ночь на 26 апреля мирно спали жители украинских городов Припять и Чернобыль, расположенных соответственно в 4 и 18 км от атомной станции, на которой работала большая часть взрослого населения.

В щитовой 4-го блока, где проводились испытания реактора № 4, решалась их трагическая судьба на долгие годы. Как определит впоследствии правительственная комиссия, во время проведения испытаний были нарушены допустимые параметры, вызвавшие неуправляемые процессы, повлекшие взрыв реактора.

50 тонн ядерного топлива вырвалось наружу, что в 10 раз превышает показатели печально известной Хиросимы.

Обратите внимание

Наказание понесёт руководство ЧАЭС: проводящий испытание заместитель главного инженера А. Дятлов и директор ЧАЭС В. Брюханов получат срок по 10 лет. От последствий радиации первый уйдёт из жизни в 1995 году. Главный инженер потеряет рассудок.

Только в девяностые правительственная комиссия признает, что главным виновником аварии стала и роковая ошибка в конструкции самого реактора. Как бы то ни было, первые участники Чернобыльской аварии – сотрудники станции.

При разрушении здания энергоблока погибли двое, все остальные (134 человека) заболели лучевой болезнью, из которых в скором времени умерли 24 (28 вместе с пожарными).

Вставшие на пути дальнейшей катастрофы

После двух взрывов с разницей в две секунды (в 1 час 23 мин) реактор оказался полностью разрушенным, вызвав примерно 30 очагов пожара.

Операторы станции были первыми, кто не раздумывая бросился с огнетушителями на их устранение. Пока директор В.

Брюханов, прибывший в 2 часа на станцию, пребывал в состоянии шока, в электрическом цехе боролись за предотвращение водородного взрыва, которым могло бы накрыть Минск, удалённый более чем на 300 км.

Страна должна знать имена героев Чернобыля. 47-летний заместитель начальника смены Александр Лелеченко лично перекрыл подачу водорода в машинный зал, на крыше которого уже был пожар.

Четыре дня он оставался на рабочем месте, устраняя последствия Чернобыльской аварии и обеспечивая безопасную эксплуатацию первых трёх блоков АЭС. От несовместимой с жизнью дозы радиации Александр Лелеченко скончался 7 мая, уже в двухтысячных получив посмертно звание Героя Украины.

Подлинные герои – пожарные Чернобыля

Важно

Боевая тревога подняла караулы пожарных из Чернобыля и Припяти, первый из которых прибыл на станцию через 7 минут после начала катастрофы. 28 человек бросились на борьбу с пожаром под руководством лейтенантов Владимира Правика и Виктора Кабенка.

Обоим по 23 года, но своим примером они вели за собой бойцов, давая чёткие команды и находясь там, где труднее всего. Общее руководство осуществлял майор Телятников, под началом у которого оказалось 69 человек и 14 единиц техники.

Практически без средств защиты, имея только рукавицы, каски и брезентовые робы, не используя из-за высоких температур противогазы КИП-5, до трёх ночи пожарные не подозревали о смертельно опасном уровне радиации.

К четырем часам утра пожар удалось локализовать, к шести он был потушен полностью. Теряющие в ходе борьбы с огнём сознание, многие пожарные получили смертельную дозу радиации и были отправлены на лечение в Москву и Киев. Из 13 человек, проходивших лечение в 6-й клинической больнице столицы, 11 скончались. Среди них Виктор Кабенок и Владимир Правик, ставший отцом за месяц до трагедии.

Медики утверждают, что выбранная методика лечения доктора Гейла оказалась ошибочной. Профессору Леониду Киндзельскому в Киеве, применявшему собственный способ лечения, удалось спасти всех пациентов. Троим пожарным, Владимиру Правику, Виктору Кабенку и Леониду Телятникову, присвоено звание Героев Советского Союза. Выжить удалось только последнему, дослужившемуся до звания генерала.

Пожарные – Герои Украины

Трое пожарных из числа первых оказавшихся на месте катастрофы получили звание Героя Украины. Среди них Василий Игнатенко, 25-летний старший сержант.

 Ценой своей жизни молодой человек вытащил из огня трёх своих товарищей, потерявших сознание от облучения.

Его беременная жена не смогла сохранить дочь, получив радиацию при посещении мужа в московской больнице. Доза оказалась смертельной для новорождённой.

Совет

26-летний сержант Николай Ващук и 23-летний Николай Тытенок были одними из тех, кого спас Игнатенко. Но всем им уготована одинаковая судьба – умереть в больнице. Оба работали на самой большой высоте, предотвращая распространение огня на третий энергоблок. Именно там уровень радиации был самым высоким. Герои Чернобыля оставили после себя благодарную память, а ещё – двоих сыновей.

Пожарный – Герой России

Начальник отдела Главного управления пожарной охраны МВД СССР подполковник Владимир Максимчук прибыл на ЧАЭС в составе правительственной комиссии. Ему выпала доля возглавить тушение пожара в ночь на 23 мая.

Об этой истории долго умалчивали: угроза нового взрыва 4-го реактора возникла после возгорания циркулярных насосов и кабелей высокого напряжения. Не допустив пожарные расчёты, с разведывательной группой подполковник проник на место пожара.

Установив степень опасности и выявив уровень радиации (250 рентген в час), Владимир Максимчук лично организовал спасательные работы, определив максимальное время нахождения на территории возгорания десятью минутами.

В зону борьбы с пожаром была введена специальная техника, а боевые расчёты постоянно менялись, информируя друг друга о происходящих изменениях. Сам командир с каждой группой вновь и вновь оказывался в самой опасной точке, служа примером личного мужества.

Это для страны на долгие годы — самый «секретный» подвиг. Героев Чернобыля представляли к наградам, а сорок бойцов-пожарных во главе с командиром окажутся на больничной койке безвестными.

В 1994-м, в возрасте 46 лет и звании генерал-майора внутренней службы МВД, Владимир Максимчук скончался, будучи посмертно в 2003 году удостоен звания Героя России.

Кто такие ликвидаторы

Одним из первых очевидцев, снявших реактор после аварии, был оператор агентства новостей Игорь Костин. Он увидел картину полного разгрома, словно после атомной войны.

Последствия чернобыльской аварии – это не только выброс ядерного топлива, но и сильнейшее радиоактивное заражение на площади 200 тысяч квадратных километров. Тлеющий реактор продолжал выбрасывать радиоактивный газ и пыль в атмосферу, это необходимо было остановить.

Читайте также:  Пожарная безопасность школьникам

Не исключалась возможность повторного взрыва из-за опасности, что под реактором треснет бетонная плита, и магма соединится с водой.

Вместе с тем власти замалчивали последствия катастрофы, и первые публикации в прессе появились лишь спустя 36 часов. Радиационное облако зафиксировали в Европе, а полномасштабная эвакуация населенияиз близлежащей местности, вошедшей в историю как зона отчуждения, ещё не началась.

Обратите внимание

Людей начали вывозить из радиуса тридцати километров после замеров, сделанных военными группы полковника Гребенюка в Припяти. Они не только показали катастрофическое увеличение радиации в течение дня, но и повергли в шок институт атомной энергии абсолютными цифрами.

Радиационный фон превышал допустимые нормы в 600 тысяч раз!

На место эвакуированных жителей, которые покидали заражённую территорию в течение недели, с первых часов аварии въезжали специалисты для работы на АЭС, воинские части. Позднее их стали называть ликвидаторами. 600 тысяч человек было привлечено к устранению последствий катастрофы после обращения Президента Горбачёва по телевидению спустя 18 дней с начала трагических событий.

Армейский подвиг

Каждый из тех, кто прибывал для устранения последствий аварии, хорошо представлял, что такое Чернобыль. Герои-ликвидаторы спустя годы нисколько не сожалеют о том, что им пришлось встать против незримого врага – проникающей радиации. Несмотря на проблемы со здоровьем и гибель друзей от тяжёлых болезней.

100 тысяч из них – это представители армии, включая 600 вертолётчиков, сделавших всё, чтобы заставить замолчать аварийный реактор. В состав правительственной комиссии по ликвидации последствий аварии входил академик В. А. Легасов, разработавший состав смеси для забрасывания в зону реактора: песок, борная кислота и свинец.

Уже через 48 часов начались работы, для которых были привлечены лучшие вертолётчики, включая отозванных из Афганистана.

Уровень радиации над реактором в 9 раз превышал смертельную дозу, температура воздуха на высоте 200 метров составляла 120-180 градусов. В условиях горячего радиоактивного воздуха и опасности для жизни солдаты практически голыми руками сбрасывали мешки весом 80 кг, а пилоты совершали до 33 вылетов в сутки, сразу получая радиацию в 5-6 рентген.

Потребовалось 6 тысяч тонн смеси, чтобы на 35 % снизить выброс смертельно опасных веществ. Среди вертолётчиков есть Герои Советского Союза. Один из них – Николай Мельник, опустивший в реактор с высоты шестисоткилограммовую трубу с измерительными приборами, чтобы узнать природу процессов внутри во избежание повторных взрывов.

Эта филигранная операция вошла в историю под названием «Игла».

Воины запаса

Ликвидаторы аварии на ЧАЭС – не только специалисты-профессионалы, но и бывшие солдаты и офицеры в возрасте от двадцати до тридцати лет, привлечённые на армейские сборы. Всё вокруг четвёртого реактора было усеяно радиационным топливом. Сложнее всего графит и радиоактивные обломки приходилось удалять с крыши, где использовали робототехнику.

Важно

Но зашкаливающий уровень радиации вывел её из строя, поэтому возникла необходимость привлечения людей. Эти герои Чернобыля вошли в историю как «биороботы».

Руководил операцией по удалению радиоактивных элементов генерал-майор Тараканов, просчитавший, что даже в защитном костюме человек не может находиться в зоне радиации с 7000 рентген более сорока секунд.

Для того чтобы сбросить радиоактивный мусор в две лопаты, молодые мужчины с весом защиты 26-30 кг на протяжении 2,5 недели поднимались на крышу, рискуя жизнью и здоровьем.

Игорю Костину и Константину Федотову выпало повторить свой маленький подвиг по пять раз. В награду «биороботы» получили армейское удостоверение ликвидатора и премию сто рублей. По прогнозам медиков, каждый пятый из этих ребят умрёт, не дожив до 40 лет.

Война с невидимым врагом не закончилась завершением работ по ликвидации аварии на ЧАЭС.

Сооружение саркофага

Больше всего на аварийной станции нуждались в профессионалах.

Пожарные предотвращали новый взрыв, откачивая воду под бетонной плитой реактора, шахтёры рыли тоннель длиной 150 м от третьего энергоблока, чтобы установить охлаждающую камеру на жидком азоте, а инженеры Курчатовского института прорезали автогеном уцелевшие стены для определения степени опасности. Вся страна мобилизовалась на оказание помощи пострадавшим районам, создалась фактически фронтовая ситуация. Был открыт счёт для пожертвований, на который в течение шести месяцев поступило 520 миллионов рублей. Завершающим этапом работы по укрощению ядерной энергии должно было стать строительство защитного саркофага для погребения «дымящего» реактора. Аналога такому объекту в мире не было, поэтому те, кто проектировал и строил его в условиях, приближенных к боевым, настоящие герои Чернобыля.

206 дней потребовалось для сооружения бетонной оболочки реактора весом 150 тонн и высотой 170 метров. Лев Бочаров, один из разработчиков объекта, признаёт, что самое сложное заключалось в том, что каждую деталь приходилось конструировать отдельно, чтобы избежать лишних жертв.

Удалённое строительство привело к тому, что, несмотря на трудозатраты 90 тысяч человек, использование огромного количества металлоконструкций и цемента, через 28 лет произошёл обвал навесных плит в несколько сотен метров. Ещё облёты на вертолётах в 2007 году и замеры радиации показали, что энергоблок до сих пор представляет опасность.

Совет

Поэтому сегодня реализуется новый проект «Укрытие-2» с участием европейский стран и Соединённых Штатов Америки.

30-километровая территория вокруг АЭС – по-прежнему зона отчуждения, где пребывание людей таит опасность из-за радиоактивного заражения. Припять превратилась в законсервированный памятник трагедии 1986 года.

Героям Чернобыля посвящается

Трагедия на ЧАЭС показала всему миру, что может произойти, если атомная энергия выходит из-под контроля. Она активизировала процесс ядерного разоружения и стала, по сути, началом конца СССР.

Но ещё она продемонстрировала мировой общественности мужество и героизм простых людей разных национальностей, вставших плечом к плечу во имя спасения европейской цивилизации. Покончит жизнь самоубийством лидер Коммунистической партии Украины В. В.

Щербицкий, способствующий сокрытию истинных масштабов аварии на ЧАЭС, не сможет пережить трагедию учёный В. А. Легасов, чувствуя вину научного сообщества в происшедшем. Но нечего стыдиться тем, кто навсегда останется жить в бронзе и нашей памяти.

Вячеслав Кокуба на 25-летие трагедии на Украине сочинил песню «Слава Героям Чернобыля», где говорится о благодарности «тем, кто спасал от трагедии мир, тем, кто сберёг свою честь и мундир».

На Украине учреждена медаль «Герой Чернобыля», которой до сих пор награждают ликвидаторов, проявивших особое мужество в трудный для страны период. Три года назад награда нашла в Кыргызстане врача Искендера Шаяхметова, работающего в ста метрах от блока, спасшего жизни десятков людей.

А в Киевском институте радиационной медицины до сих пор идёт неравная борьба с незримым врагом за жизнь бывших ликвидаторов. К профессору Анатолию Чумаку едут со всех уголков бывшего СССР.

Обратите внимание

Во многих городах установлены памятники мужественным героям-чернобыльцам, многие из которых ушли из жизни годы спустя от последствий лучевой болезни.

·         Поделиться

·         Рассказать

Источник: https://brateevo.mos.ru/the-ministry-of-emergency-situations-informs/detail/7283847.html

Герои Чернобыля

Главная » 2017 » Сентябрь » 24 » Герои Чернобыля

26 апреля 1986 года на Чернобыльской атомной электростанции произошла авария. На четвертом энергоблоке прогремел взрыв. Реактор был полностью разрушен, радиоактивное облако накрыло большую территорию Украины, Белоруси, России — больше 200 тысяч квадратных километров. Авария расценивается как крупнейшая в своем роде за всю историю атомной энергетики. Ликвидаторами аварии на ЧАЭС признаны 600 000 человек.Пять ликвидаторов из тех, кто первыми вступили в бой с огнем на ЧАЭС, получили посмертно героя Украины. Николай Ващук, командир. Его отделение проложило пожарный рукав на кровлю ЧАЭС. Он работал на большой высоте в условиях высокого уровня радиации, температуры и задымленности. Благодаря решительности пожарных распространение огня в сторону третьего энергоблока было остановлено. Bасилий Игнатенко, командир. Был в числе первых, кто поднялся на крышу пылающего реактора. Борьба с пожарами шла на большой высоте — от 27 до 71,5 м. Василий вынес из огня Николая Ващука, Николая Титенко и Владимира Тишуру, когда те потеряли сознание из-за высокой радиации. Александр Лелеченко, замначальника электрического цеха Чернобыльской АЭС. После взрыва, оберегая молодых электриков, сам трижды ходил в электролизную. Не отключи он аппаратуру, станция взорвалась бы, как водородная бомба. Получив медпомощь, отпросился у врачей на свежий воздух, а сам сбежал на энергоблок снова помогать товарищам. Николай Титенок, пожарный. Не имея ни малейшего представления о том, что его ждет, прибыл, как и товарищи, в безрукавках, безо всякой защиты от радиации. Куски радиоактивного графита отбрасывал сапогами и брезентовыми рукавицами. Из-за высокой температуры пожарные сняли противогазы в первые 10 минут. Без такой самоотверженности выброс радиации был бы намного большим. Владимир Тишура, старший пожарный. Был в числе тех, кто тушил реакторный зал — здесь был максимальный уровень радиации. Уже через полчаса появились первые пораженные из числа пожарных. У них стала проявляться рвота, «ядерный загар», снималась кожа с рук. Они получили дозы около 1000—2000 мкР/час и более (норма — до 25 мкР). Выжил, получив смертельную дозу Леонид Телятников В 1986 году Леонид Телятников работал начальником пожарной части Чернобыльской атомной станции. Уже через несколько минут после взрыва он вместе с командой, состоящей из 29 пожарных, помчался на станцию. «Я абсолютно не представлял себе, что произошло и что нас ждет, — вспоминал он. — Но когда мы приехали на станцию, я увидел развалины, охваченные вспышками огней, напоминающих бенгальские. Затем заметил голубоватое свечение над развалинами четвертого реактора и пятна огня на окружающих зданиях. Эта тишина и мерцающие огни вызывали жуткие ощущения». Понимая всю опасность, Телятников дважды поднимался на крышу машзала и реакторного отделения, чтобы погасить пожар. Это была самая высокая и самая опасная точка. Благодаря тому, что Телятников, как руководитель, правильно поставил задачи, выбрал расположение пожарных машин — огонь не перекинулся на соседние блоки и был потушен. Действие высокого уровня радиации ликвидаторы почувствовали прямо на пожаре. «Отец сказал мне, что второй раз еле спустился с крыши реактора, настолько ему было плохо», — рассказывал нам сын героя Олег Телятников. Леонид получил дозу облучения в 520 бэр — практически смертельную, но выжил. В сентябре 1986 года 37-летнему Телятникову было присвоено звание Герой Советского Союза, вручен орден Ленина. Скончался он в декабре 2004 года. В смертельную схватку с огнем вступили пожарные. Уже через семь минут после сигнала тревоги на АЭС приехали пожарные расчеты. Командовал ими майор внутренней службы Леонид Петрович Телятников. Рядом с ним в первых рядах огнеборцев находились командиры пожарных караулов 23-летние лейтенанты внутренней службы Виктор Николаевич Кибенок и Владимир Павлович Правик. Своим примером они увлекали бойцов, давали четкие команды, шли туда, где было опаснее всего. Пожарные совершили настоящий подвиг — отвели беду, спасли тысячи человеческих жизней. Но доза радиации, которую получили отважные офицеры, оказалась очень высокой. Лейтенантам Виктору Кибенку и Владимиру Правику посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Золотой Звездой Героя был награжден и Леонид Телятников. После лечения он продолжил службу, стал генералом. Но болезнь не отступала. Герой ушел из жизни в 2004 году. Вернемся вновь в трагические дни Чернобыля. Как складывались дела после того, как отбили первый огненный удар? Бойцы пожарной охраны продолжали свой ратный труд. Вахту на огневом рубеже приняли сводные отряды из пожарных частей всей страны. Руководил их действиями подполковник внутренней службы начальник оперативно–тактического отдела ГУПО МВД СССР,  Владимир Михайлович Максимчук. В ночь на 23 мая 1986 года на ЧАЭС вновь возникла опасная ситуация. Вспыхнувший огонь подобрался к машинному залу, заполненному тоннами масла, и к трубопроводам, где был водород. Малейшее промедление могло привести к остановке насосов и выходу из режима третьего блока ЧАЭС, что грозило страшной катастрофой. Последствия ее были бы гораздо серьезнее, чем последствия катастрофы 26 апреля. Оценив обстановку, Максимчук избрал единственно правильный в той ситуации метод тушения: пожарные входили в опасную зону звеньями по пять человек, работали там не более 10 минут, а затем их тут же заменяло другое звено. Сам Владимир Михайлович принимал личное участие в разведке очага поражения, затем почти 12 часов не выходил из зоны пожара и, уже отдавая последние силы, сделал расчет пенной атаки, которая добила оставшиеся очаги огня. Умелые действия Владимира Максимчука спасли людей (более трехсот человек!), станцию и, как говорят, полпланеты. Предложенная им тактика тушения пожаров на атомных объектах прежде не имела аналогов и впоследствии стала достоянием мирового сообщества пожарных. Позднее медики определили: в эти драматические часы подполковник Максимчук получил сверхвысокую дозу радиации — около 700 рентген. С тяжелыми лучевыми ожогами ноги и дыхательных путей его доставили в госпиталь МВД в Киеве. Информация о случившемся была засекречена, а подвиг командира своевременно оценен не был… Владимиру Михайловичу целых восемь лет маячил смертельный приговор, однако он оптимизма не терял, продолжал кропотливо трудиться, добиваться поставленных целей, при этом так же, как и раньше, часто рисковал своей жизнью. В 1987 году именно Владимир Максимчук руководил тушением сложнейшего пожара в гостинице «Россия» в Москве, в 1988 году – ликвидацией пожара на трубопроводе Урал – Западная Сибирь. В 1989 году он руководил ликвидацией большого пожара на химическом комбинате в литовском городе Ионаве, где применил тактику, отработанную в Чернобыле. И дальше – несмотря на тяжелейшую мучительную болезнь (рак щитовидной железы и рак желудка), прогрессировавшую с 1989 года вследствие облучения в Чернобыле, перенеся несколько сложных операций, продолжал вершить большие дела. В 1990 году Владимиру Максимчуку было присвоено звание «генерал-майор внутренней службы», в том же году был назначен на должность Первого заместителя начальника Главного управления пожарной охраны МВД СССР. Имея за плечами опыт тушения пожаров в Чернобыле, Ионаве, в других «горячих точках» СССР, незаурядная личность, крупный специалист, альтруист и фанат пожарного дела становится инициатором создания эффективной общегосударственной системы безопасности и борьбы с авариями, катастрофами и стихийными бедствиями – отечественной службы экстренного реагирования на чрезвычайные ситуации. Благодаря его упорству и личному участию в стране был заложен фундамент аварийно-спасательной службы – в структуре пожарной охраны, создана сеть специализированных отрядов по проведению первоочередных аварийно-спаса­тельных работ (ставших прототипом современного МЧС России), организован выпуск новейшей пожарной техники, пожарно-технического вооружения и аварийно-спасательного оборудования.        В 1992 году он возглавил пожарную охрану Москвы, где был произведен коренной переворот в работе службы: созданы первая в России вертолетная пожарно-спасательная служба, специальный отряд по тушению крупных и наиболее опасных пожаров, пожарные части получили современную аварийно-спасательную технику, открыт учебный центр по подготовке пожарных специалистов, полностью модернизирована служба «01».  Последним подвигом отважного пожарного стало быстрое тушение зданий «Белого Дома» и мэрии Москвы после трагических событий в октябре 1993 года. 22 мая 1994 года Владимира Михайловича не стало. Именем бесстрашного офицера названы: школа на родине, пожарный катер в Москве, специализированная пожарная часть N2, в которой он начинал свою службу в Москве, Московский Технический пожарно-спасательный колледж №57. С 1994 года проводятся международные соревнования по пожарно-прикладному спорту на Кубок генерала Максимчука. В 2003 году указом президента Российской Федерации Владимиру Михайловичу Максимчуку посмертно было присвоено звание Героя России. Подвиг героев-чернобыльцев всегда будет служить для российских и украинских пожарных примером мужества, высочайшего профессионализма и верности своему долгу. Антонова ЮлияУправление по ВАО Главного управления МЧС России по г. Москве.
Категория: Чернобыльская Зона Отчуждения|
Читайте также:  Упражнения по спасению и эвакуации пострадавших

Источник: http://www.blog-gp.ru/blog/geroi_chernobylja/2017-09-24-61

Пожарный, одним из первых попавший на ЧАЭС после взрыва

Если бы не их подвиг, от Чернобыля пострадала бы вся Европа 
Казалось бы, о чернобыльской аварии написано уже все.

Однако даже спустя 15 лет после этой самой страшной за всю историю человечества техногенной катастрофы неожиданно «всплывают» ранее не публиковавшиеся факты.

Свою историю рассказал нам бывший пожарный Владимир Тринос, попавший на ЧАЭС в первые часы после взрыва реактора.

«После взрыва наша автоколонна минут сорок простояла на перекрестке в «Рыжем лесу», из-за того, что не знали, куда направлять машины» 
— В 1986 году я был водителем, командиром отделения Киевской военно-пожарной части спецтехники N 27. 26 апреля как раз дежурил. В два часа ночи в нашу часть поступил сигнал из Чернобыля.

Не зная, что там случилось, на тушение пожара выехали практически все, кто был на дежурстве. В пять утра мы уже были возле второй пожчасти на ЧАЭС. Когда подъезжали, то километров за десять увидели над станцией розово-малиновое свечение. Как раз начинало светать, и это неестественное зарево очень впечатляло. Раньше я ничего подобного не видел.

 

До начала седьмого утра мы простояли возле части, практически в нескольких сотнях метров от полыхающего реактора, а потом нас отправили в Припять. Никто ничего не знал. Судить о происходящем мы могли только по обрывкам информации, услышанной по радиостанции. Слышали, что есть пострадавшие, но сколько их и что именно произошло, толком не знали.

Помню, на перекрестке в «Рыжем лесу», возле знаменитой сосны в форме тризуба, ставшей символом Чернобыля, мы простояли минут сорок: колонна машин остановилась — не знали, куда нас направить. Потом оказалось, что в этом месте был такой сильный прострел радиации, что позже мы проезжали этот перекресток на максимальной скорости.

А 26 апреля мы вернулись домой только к вечеру.

— Зачем же вас сорвали из Киева и продержали без толку полсуток под радиоактивным излучением? 
— Так было положено. Нас подняли по тревоге. Туда съехались пожарные со всей области. Наши три машины так и остались на станции.

Дозиметрист сделал замер, и у нас забрали все обмундирование и даже удостоверения — так они «фонили». В Киеве сказали, что 6 мая мы выезжаем в Чернобыль откачивать воду. Предупредили, что эту работу надо выполнить быстро и четко, и провели несколько тренировок в Киеве.

Уже в Чернобыле узнали конкретней, что за работа предстоит. После взрыва на энергоблоке вода из системы охлаждения попала под разрушенный реактор. Надо было срочно добраться до специальных задвижек аварийного слива воды, открыть их, и тогда уже вода сама пошла бы в специальные водохранилища.

Важно

Но помещение с задвижками после пожара тоже было полностью залито радиоактивной водой.

Ее и надо было откачать как можно быстрее — во время тушения пожара на реактор сбрасывали песок, свинцовые болванки, и под всей этой тяжестью он мог осесть… Тогда никто толком не знал, сколько чего осталось в реакторе после взрыва, но поговаривали, что если его содержимое соприкоснется с тяжелой водой, получится водородная бомба, от которой пострадает как минимум вся Европа. 

Помещение с задвижками располагалось прямо под реактором. Представляете, какой там был радиационный фон! Мы должны были проложить рукавную линию протяженностью в полтора километра, установить насосную станцию и откачать воду в отстойники. 

— А почему выбрали именно вас? 
— Нужны были здоровые выносливые молодые люди. Больные бы не выдержали. Мне было 25 лет, и я профессионально занимался спортом. 

— То есть вы туда попали совершенно здоровым.  — Конечно. На сто с лишним процентов! Перед тем как послать туда нас, проводили эксперимент — пытались закинуть рукава с вертолета, но не получилось. С этим могли справиться только люди. Вручную. 

После пожара мы были первыми, кто попал туда. Вокруг никого, только на самой станции работал обслуживающий персонал. Было тихо-тихо.

Очень красивое место — железнодорожный мост, Припять, впадающая в Днепр… Но эту идиллию нарушало жутковатое зрелище — из реактора поднимался легкий дымок, вокруг стояла брошенная техника, в том числе пожарные машины с вмятинами от упавших на технику свинцовых болванок. А прямо на земле валялись куски графита, выброшенного из реактора взрывом: черный, переливающийся на солнышке.

«Нам дали химзащитные костюмы, респираторы и кепочки» 
Операцию начали 6 мая в 20.00 пожарные из Белой Церкви. Владимир Тринос помнит их имена: майор Георгий Нагаевский, Петр Войцеховский, Сергей Бовт, Михаил Дьяченко и Николай Павленко.

С ними были двое киевлян Иван Худорлей и Анатолий Добрынь. Они установили насосную станцию втрое быстрее нормативов — за пять минут. А значит, именно столько времени пробыли под развороченным реактором.

Около полуночи к ним присоединился Александр Немировский, а в пять утра — Владимир Тринос. Каждые два часа они по три человека бегали к реактору, чтобы заправить беспрерывно работающие машины топливом, поменять масло, следить за режимом.

Можно было, конечно, попробовать послать к задвижкам водолаза, но для него это бы означало верную смерть. Поэтому воду продолжали откачивать пожарные. 

Совет

В два часа ночи бронетранспортер, проводивший радиологическую разведку, проехался по рукавам и перерезал их в пятидесяти метрах от реактора. Зараженная вода начала вытекать прямо на землю.

Сержанты Н.Павленко и С.Бовт бросились устранять досадную поломку.

В рукавицах было неудобно, поэтому ребята их сняли и скручивали пожарные рукава уже голыми руками, ползая на коленях в радиоактивной воде… 

Через четырнадцать часов непрерывной работы отказала насосная станция, и новую пришлось устанавливать по пояс в радиоактивной воде. 
— Работали по времени, быстрее нормативов, — продолжает свой рассказ В.Тринос, — Брали эти рукава с водой, прижимали, как детей, к груди и перетаскивали.

Поначалу мы были в резиновых химзащитных костюмах «Л-1» и в респираторах. Тогда, помню, так жарко было. Минералка закончилась, и мы пили воду прямо на станции из крана. У меня было семь выходов за 24 часа.

После каждого выхода костюмы меняли, и надо было километра полтора идти пешком (а в некоторых местах — желательно бегом) к зданию администрации, чтобы там помыться. Вода из душа казалась горошинками, падающими на голову. Вечером 7 мая Анатолию Добрыню стало плохо.

Он начал заговариваться, и «скорая» увезла его со станции в Чернобыль. Там у Толи начались тошнота, рвота, и его доставили в Иванков, под капельницы. 

Кроме нас, на станции были дозиметристы и совсем молоденькие солдатики — они нам бензин подвозили. Около четырех утра 8 мая мы добрались до задвижек, и нас сменил майор Юрий Гец со своей группой. Когда мы закончили свою работу, на станции сразу появилось множество народу и техники! Начали все расчищать. А до того там были только мы и обслуживающий персонал.

«В Иванкове нас встречали, как космонавтов» 
Пока пожарные не закончили работу и опасность не миновала, Михаил Горбачев молчал, не делая никаких заявлений.

Каждые полчаса ему докладывали, как у ребят продвигается работа… После официальных благодарностей их сразу же отправили в Иванков на обследование крови. Как вспоминает Георгий Нагаевский, город встречал их, как космонавтов.

«Люди вытащили нас из машины и понесли на руках в больницу, вся дорога была устлана цветами. Если бы мы вовремя не откачали воду, Иванков эвакуировали бы. Уже стояли наготове автобусы, люди упаковали вещи. 

Благодарныеиванковчане так напоили нас шампанским, что я в бессознательном состоянии попал домой только 9 мая. Тогда начальником УГПО в Киевской области был Трипутин, он терпеть не мог пьянства, но тут сам сказал мне: «Жора, заедешь в Вишневое, зайдешь в мастерские, возьмешь там бидон спирта и «лечись»… 

Обратите внимание

18 мая 1986 года газета «Київська правда» писала о героях-пожарных: «Им удалось откачать воду из-под поврежденного реактора. Каждый из них в ответственный момент поступил так, как подсказывала совесть… После выполнения задания все они были обследованы медиками, им предоставлены краткосрочные отпуска. Высокую оценку действиям пожарных дала правительственная комиссия». 

Но вместо обещанного отпуска киевлян отвезли в Киев, в госпиталь МВД, где они пролежали 45 суток. Плохо было уже всем. «Состояние усталости, слабость были нам непонятны, — вспоминает В.Тринос. — потому что все мы были молоды, здоровы. Знали, конечно, что такое радиация, но она же не кусается, разве что какой-то металлический привкус во рту.

Горло раздуло так, что я не мог говорить, как будто при сильной ангине. За сутки на станции я потерял семь килограммов. В общем-то, после Чернобыля я прежний вес уже никогда не набирал, и слабость так и не прошла.

Я пытался вернуться в спорт — ведь мне было всего двадцать пять, но пришлось смириться с тем, что жизнь бесповоротно разделилась на две половины: до и после апреля 1986 года. 

В больницах мы впервые столкнулись с тем, что никому не нужны. Во-первых, тогда существовал негласный указ не диагностировать лучевую болезнь. Были введены новые стандарты на облучение, все замалчивали. Официальная доза моего облучения 159 рентген. А сколько на самом деле? 

В 1992 году в санатории в Пуще-Водице пожарные из Белой Церкви объявили голодовку, и только после этого их заметили. А я в такие моменты сразу начинаю нервничать — это неприятно и не имеет смысла. В 25-й киевской больнице один врач нам прямо в глаза заявил: «Что вы заводитесь, все равно через пять лет начнете вымирать потихоньку!».

«Под Новый 1987 год мне вручили орден Красной Звезды» — Когда вы ехали в Чернобыль откачивать воду, не было ли мысли отказаться? 

— Нет. Тогда знали слово «надо». К тому же я просто выполнял свою работу. Сейчас молодым людям это трудно понять, потому что нет уже той давящей идеологии и у человека есть право выбора: если он осознает степень риска, то либо сразу откажется, либо пойдет на него за соответствующую плату.

А тогда никому даже в голову не приходило отказаться. Для меня все было просто и ясно — это никакой не героизм, а рабочий момент. Была, конечно, психологическая нагрузка. Давила неизвестность. Но политотдел работал очень четко.

Начальство приезжало «поддержать боевой дух», а потом сразу же появились публикации под заголовками: «Герои в строю», награждения, улыбки, цветы… 

Важно

18 мая 1986 года газета «Київська правда» писала: «Тут все работают без письменных распоряжений и приказов. И дело идет четко, без срывов. Транспортники всех ведомств действуют в едином ритме…» И дальше: «Только что на место аварии выехали первые машины с цементом, свинцом, другими материалами. Сегодня идем с опережением задания более чем на 600 тонн». 

Правда, надо отдать должное моему начальству: под Новый 1987 год мне дали двухкомнатную квартиру на Троещине. И тогда же всем нам вручили орден Красной Звезды. Кроме Ивана Худорлея — он получил орден Дружбы народов. 

— А что так, звезд не хватило? 
— Вероятно… В 1993 году меня комиссовали по состоянию здоровья из-за постоянных больничных. Я уже побывал практически во всех столичных больницах, подлечиваюсь в санаториях.

Сейчас, например, прохожу переосвидетельствование на инвалидность в Институте нейрохирургии, и не только в нем, а и по всем медучреждениям.

Это для меня ежегодная процедура, потому что пожизненную инвалидность дают с 45 лет, а я еще молодой. 

— Такой печальный у вас рассказ… 
— А Чернобыль — это и есть печаль. Он никому ничего хорошего не оставил. Из тех, кто был тогда со мной на станции, к счастью, все живы.

Но осталась какая-то глухая обида на эту систему, которая использовала здоровых молодых людей, а потом вышвырнула. Хотя в родной части меня не забывают, всегда помогают, на праздники приглашают.

А с ребятами, которые были на ЧАЭС, мы традиционно встречаемся 8 мая. Надеюсь, что в следующем году соберемся все.

Источник: https://www.chornobyl.com.ua/pozharnyj-odnim-iz-pervyh-popavshij-na-chaes-posle-vzryva/

Ссылка на основную публикацию