Пожар в котельниче

Пожар в Котельниче 26 мая 1926 года

tornado_84 Сегодня даже не все котельничане знают об этом страшном пожаре, уничтожившем большую часть города всего за несколько часов 26 мая 1926 года. Тем ценнее оставшиеся воспоминания.

Большой очерк о пожаре был написан в 1979 году Леонидом Кудреватых (1906-1981), в 1920-е годы он работал в «Вятской правде», а позднее стал сотрудником газеты «Известия». Во время пожара он был в Котельниче. «Пробираясь по пепелищу, — пишет Кудреватых, — мы видели такое, что не приснится и в дурном сне.

В овраг, на краю которого стоял Дворец труда, широким водопадом, причудливо играя синим светом, плыл горевший сахар. Мы видели кем-то вытащенное на улицу пианино, и огонек как бы осторожно пробегал по клавишам».*
Другие подробные воспоминания о том жутком пожаре оставил писатель Леонид Рахманов (1908-1988).

Он родился и вырос в Котельниче, в его повести «Люди — народ интересный» (1981) пожару посвящена целая глава. В тот год ему исполнилось 18 лет, в мае он был дома и тоже видел гибель города в огне собственными глазами.

«Хотя горела пока лишь одна сторона улицы — наша, жар стоял такой, что нам с Колей не удалось унести вытащенный на улицу зеленый шкаф…

Обратите внимание

Одновременно схватившись за него с двух концов, мы в тот же миг отскочили: масляная краска так раскалилась, что уже пузырилась, и мы, отдернув обожженные руки, почувствовали, что останься мы здесь еще с минуту, одежда на нас задымится. Помню, как, добежав до площади, я с облегчением сунул голову под струю из водоразборной колонки».**
Жители Котельнича после пожара на плотах на реке Вятке. 1926 год.

Все фотографии — с сайта  КОТЕЛЬНИЧ.info.

 Но обо всем по порядку. Котельнич расположен на высоком берегу реки Вятки. Дореволюционный Котельнич был тихим патриархальным городком с населением менее десяти тысяч человек. Раз в год, в марте, его оживляла шумная и многолюдная Алексеевская ярмарка. Торговали лошадьми знаменитой вятской породы, продуктами и промышленными товарами; купцы закупали в больших объемах зерно, которое доставлялось до Архангельска, а оттуда шло за границу. В начале ХХ века росту и развитию города способствовало то, что по Вятке пошли пароходы, а рядом с городом была проложена железная дорога, ведущая сначала к Вологде, а затем на Нижний и Москву. В 1905 г. через Вятку был построен железнодорожный мост, гигант-красавец, по которому и сегодня идут поезда. В центре города выросли каменные дома, особенно внушительно выглядела центральная Московская улица, но большая часть города оставалась по-прежнему деревянной. Сильные пожары случались в городе и раньше — в 1905 и в 1918 годах, но пожар 1926-го года стал настоящей катастрофой для Котельнича. Город Котельнич до революции.

Все обстоятельства того злополучного дня сложились так, чтобы город загорелся, — одно к одному. По воспоминаниям еще одного очевидца, П. Богомолова, «в этот день был какой-то пасхальный праздник (Преполовение — Е.В.). Назначено [было] открытие горсада с вечерним гулянием и развлечениями для публики. В утренние часы…

пожарные гарцевали по улицам на лошадях, запряженных в свои служебные повозки, в форменной одежде с начищенными до блеска медными касками, точно участвуют в параде, а в 10-11 часов дня их не оказалось на месте возникновения пожара».

*** Огонь возник за железной дорогой, в юго-западной части города, в ставшей его частью деревне Шуршонки, в доме столяра Зайцева. Именно его долгое время считали виновником начала пожара. Потом, когда проводили следствие, Зайцев был арестован, но сумел оправдаться — он был церковным старостой и утром ушел на службу в церковь. Л.

Рахманов, цитируя воспоминания отца, приводит иное мнение: «Едва ли не достовернее будет версия, которую мне пришлось выслушать уже несколько лет спустя от одного из граждан, прибывших к месту пожара в самом начале, когда горела нижняя часть тесового крыльца.

Он передавал, что огонь вырвался как раз из-под лестницы и возник от горячих углей, вынесенных в корчаге в кладовку и не заглушенных крышкой по забывчивости и торопливости, с которой вынесшая угли женщина вернулась в дом к заплакавшему в этот момент ребенку…

« Как бы то ни было, огонь быстро перекинулся на стоявшие рядом с домом промышленные склады льна и кудели. В то утро кипы кудели из складов по причине жаркой погоды вынесли для просушки на крышу. Дул сильный южный ветер. «Он поднял охваченные огнем клочья кудели и понес их на город.

Деревянные строения, в том числе и пожарная каланча, сколоченная из досок, в жаркий май были просушены и продуты до предела. В частности, клок горящей кудели угодил и на каланчу. Через минуту она превратилась в огненный фонтан. А ветер точно взбесился. Горящие доски от каланчи разнесло по городу.

Прошли считанные минуты, как весь центр Котельнича стал гудящим клубом огня…» (Л. Кудреватых). Огонь распространялся очень быстро, и горело всё и всюду — дома, амбары, сараи, поленницы дров, заборы…

Горожане какое-то время пытались тушить пламя и спасать имущество, но потом жар от огня стал таким сильным, что раскалил даже середины широких улиц и площадей. Чтобы не погибнуть, люди побежали к реке Вятке и оврагам. Все «теснились на плотах, пришвартованных к берегу. Но огонь неумолимо двигался к плотам, его дыхание готово было испепелить людей.

Важно

И они стали прыгать с плотов в воду» (Л.Кудреватых). Огнем была уничтожена большая часть города, выгорели каменные дома в центре. Пылали даже три каменных церкви и их колокольни, сгорели сады и огороды — такова была сила стихии.

Николай Васенев, который в тот день ехал в поезде из Вятки в Москву, писал: «Наконец поезд тронулся и медленно пополз к железнодорожному мосту. И отсюда, с левого берега, мы увидели весь город, охваченный огнем. Казалось, горели не отдельные дома, а полыхал один огромный костер. Огонь и дым вились над городом страшным смерчем, увлекая за собой доски, горящие бревна, обломки мебели. У берега стояли плоты, и на них было полно людей. Они сидели на узлах, на чемоданах, на том, что успели прихватить с собой. А на берегу уже горели штабеля дров, головешки летели на плоты, и кой-где горело вытащенное сюда имущество. После моста поезд прибавил ход и без остановки проскочил станцию. Мы остановились только на следующем разъезде». **** Лишь к вечеру ветер, а с ним и огонь стихли, а затем пошел дождь…

Читайте также:  Обморок и его виды. оказание доврачебной помощи при обмороке

Город Котельнич после пожара. 1926 год.

Но неужели никто в тот день не боролся с огнем? Нет, как пишет Л. Рахманов, борьба была отчаянной. «Упорно, систематично тушили пожар вблизи железной дороги мои любимцы — паровозы, спешно прибывшие с соседних станций.

Скромные трудяги-маневрушки — «Овечки» и «Щуки», как называли из по первым буквам «ОВ» И «Щ», — постоянно дежурившие на станциях Котельнич-1 и Котельнич-2, вступили в борьбу с огнем еще раньше.

Только благодаря паровозам, качавшим воду из своих тендеров, удалось отстоять вокзал, многочисленные станционные постройки — пакгаузы, склады, сберечь мельницу «Коммуну» на Нижней площади, военные казармы, нефтяные баки… Пристань и стоявшие на причале и на якорях баржи увели подальше от города пароходы…

Больницу отстояла вызванная по телеграфу вятская пожарная команда, усиленная вятскими же курсантами, красноармейцами и рабочими… Неоценимую помощь нам оказали наши друзья — крестьяне из ближних деревень… Узнав, что в Котельниче горит, они кто прибежал, кто приехал на лошади… и рьяно принялись выносить и увозить наши вещи в относительно безопасное место…

» Были и другие поразительные примеры отваги и выдержки. «В уездном городе была тюрьма, — пишет Л. Кудреватых. — Старший надзиратель, чтобы спасти людей, приказал открыть двери всех камер. Трудно поверить, но так было: более трехсот заключенных, под командой надзирателя, прижимаясь к реке, поднялись в гору к больничному городку…» (Л.Кудреватых). 

Торговые ряды после пожара. Город Котельнич, 1926 год.Река Вятка и овраги спасли горожан. В огне погибло всего семь (или восемь) человек. Конечно, куда больше было раненых — с ожогами, с отравлениями дымом…  

После пожара даже редкое спасение домашней живности радовало горожан. Л.

Рахманов пишет: «Нашли скелет козы Гульки, которая вчера забилась в угол сарая, где она жила, и откуда ее не могли ни выгнать, ни вытащить. Кто-то мельком вчера заметил, как кошка шмыгнула на чердак, а щенок под мостки — там они и сгорели. А вот куры… куры почти все уцелели.

Шеф наших кур, петух, организованно вывел их со двора, затем — на площадь, там они где-то бродили и ютились.

Сегодня же мы нашли наших кур на Нижней площади: во главе с полным достоинства петухом они ходили, прилежно поклевывая рассыпанные на утоптанной, уезженной земле ржаные, пшеничные, ячменные зерна; им явно по нраву пришлись окрестности мельницы, где в обыденной своей жизни они никогда не бывали, и кроме овса и отрубей ничего не пробовали».

Город Котельнич после пожара. 1926 год.

Но после пожара надо было как-то жить дальше… Без крыши над головой и имущества остались семь тысяч человек. Сгорело 80 общественных зданий и 150 частных домов. В первые же дни помощь погорельцам стали оказывать уезд и губерния.

Совет

 Крестьяне окружающих деревень везли в город хлеб и теплые вещи, разбирали погорельцев по своим избам. Из Вятки привезли походные кухни и палатки. Все центральные газеты писали о пожаре, а затем откликнулась вся Россия: Тула, Тверь, Иваново-Вознесенск, Москва…

Объем частных и общественных пожертвований за два года составил 227 тысяч рублей, в том числе за 1926 год — 142 тысячи. Это были немалые деньги по тем временам, почти годовой бюджет Котельнича. Присылали кто что мог — деньги, вещи, продовольствие; даже дети слали игрушки и учебники.

Пришла помощь и от правительства: наркомат внутренних дел, отвечавший в те годы по дореволюционной традиции за коммунальное хозяйство, выделил немалые средства на восстановление города. Котельнич посетил нарком внутренних дел, осмотрел город и отчитался перед горожанами о предпринятых мерах помощи. Л.

Рахманов пишет об этом посещении, но не упоминает имени наркома — по понятной причине — это был репрессированный в 37-м году А. Белобородов. На этом фоне общей помощи и сочувствия удивляет напыщенное вранье эмигрантской прессы.

Харбинская газета «Копейка» напечатала статью под заголовком: «Чекисты сожгли Котельнич»: «Как мы предполагаем, город Котельнич сгорел на политической почве. На фабрике был открыт какой-то заговор. Фабрику окружили войска ГПУ и подожгли. Сгорело в огне 800 рабочих…»

Восстановление Котельнича после пожара 1926 года.

  Масштаб разрушений поставил вопрос о дальнейшей судьбе города. Среди руководства были даже сторонники строительства Котельнича на другом месте. Осенью 1926 года, несмотря на начавшиеся восстановительные работы, ситуация с жильем в городе была критической.

К октябрю из Котельнича уехали пять тысяч человек — почти половина населения. Но город стал быстро отстраиваться. За несколько лет в городе были восстановлены и построены десятки домов; через шесть лет численность населения стала, как в 1926-м, а к предвоенным годам выросла почти до 20 тысяч человек.

«Примерно с год Котельнич был пуст и черен (если не считать, что зима благодатно укрыла белой пеленой головешки и развалины, — я увидел его именно таким, приехав на зимние каникулы, впрочем, гарью все равно пахло), но потом быстро отстроился. Не стало только церквей.

украшавших город, и еще не поднялась зелень новых посадок…» (Л.Рахманов).

Читайте также:  Грузы опасные. определение.

Источник: https://tornado-84.livejournal.com/81459.html

Котельнич

Котельнич [May. 23rd, 2011|10:45 pm]Города и веси России
[]

Город в Кировской области, на реке Вятке. Железнодорожный узел. Население — 26 тысяч (за постсоветское время сократилось более чем в полтора раза).Основан новгородцами в XII веке, с 1780 — уездный город Вятской губернии.Средней руки старый городок, с исторической особенностью — уничтожительным пожаром, случившемся в 1926 году, благодаря которому в Котельниче почти не осталось древних деревянных домиков с резными наличниками, но есть сравнительно много межвоенной рядовой архитектуры.Известен также одним из крупнейших в мире месторождений окаменелых динозавров и прочего ископаемого зверья, но этот аспект не был нами исследован.
Город встречает приезжего роскошным постсоветским вокзалом, который размерами, пожалуй, не уступает вокзалу в облцентре, а внутренним убранством превосходит. В частности, вся информация там зачем-то дублирована на английском, и сортир (что чудо для российского районного вокзала) приличный. По соотношению площади вокзала к населению города, Котельнич явно в российских лидерах, и сравнится разве что с Любанью. (Фото 2007 года, из окна поезда).Железка делит город на две примерно равные части. Правая (если считать от Москвы) состоит из частного сектора и деревянных (реже каменных) двухэтажек, со вкраплениями пятиэтажек. В левой, куда пройдем позже — исторический центр.И в этой части есть несколько дореволюционных домов.Это Советская улица, главная в городе. Еще особенность Котельнича — городские улицы как бы не замечают железной дороги и идут по обе стороны от нее, хотя проезд есть только по Советской.Чуть ли не единственный дом с достойной резьбой. То ли уцелел при пожаре, то ли более поздней постройки.А через дорогу — очаровательный универмаг непонятного времени постройки. Скорее всего, построен вскоре после 1926 года.Рядом — уже явно дореволюционный дом, посмотрев на который переходим через жд в истроический центр.За путями, перпендикулярно Советской, идет улица Кирова, одну сторону которой занимает рынок, а с другой — сие роскошное здание техникума.Возвращаемся на Советскую. С одной ее стороны стоит несколько советских многоэтажек.С другой — домики постарше и поменьше, которые почти не снимал из-за солнца. Этот всё же щелкнул. Может быть, даже конец 1920-х, «задержка стиля».Опять сворачиваем на перпендикулярную улицу. Кажется, Карла Маркса.Дореволюционных домов не так уж и мало, но цельных массивов они не образуют, этим Котельнич напоминает города, пострадавшие в войну.Бывший кинотеатр. Символично выглядит…Еще здание предположительно 1926 года, непонятного переходного стиля.И деревянный дом, видимо, тех же лет.Дореволюционка поблизости.В этом доме начиналась местная советская власть.А здесь сейчас сидят какие-то власти. Похоже, сильно пере- и надстроенная старая гимназия.Улица Ленина.Краеведческий музей, входящий в небольшой квартальчик «единой фасады».И опять выходим на Советскую.Немного возвращаемся в сторону железной дороги. Самый цельный и парадный участок городской застройки.Чуть в стороне от Советской улицы — Никольская церковь середины XIX века.Покидаем «самый центр» по мосту через небольшую речушку, впадающую в Вятку.Советская улица продолжается.Еще одно интересное здание. Похоже, сильно перестроенный сгоревший дом.В стороне от главной улицы спряталось роскошное здание больницы.А рядом — сельские пейзажи и булыжные мостовые.Еще несколько домов по Советской.Конечный пункт маршрута — дореволюционная водонапорка.Напоследок — река Вятка в половодье.
Поселок с водонапоркой на другом берегу.

Comments:
From: periskop2011-05-23 06:47 pm (UTC) (Link)

Интересный город, несмотря на депрессивность. Особенно универмаг Центросоюза впечатлил.

From: varandej2011-05-23 06:48 pm (UTC) (Link)

Да, симпатичный городок. Много-много раз проезжал его в детстве на поезде по дороге в Пермь, поэтому название для меня очень обыденное. Но о пожаре и архитектуре пост-1926 года не знал.

From: nordprod2011-05-23 07:00 pm (UTC) (Link)

Какой-то непонятный город вне времени и пространства. На меня там почему-то напал топографический кретинизм (!), даже с картой не очень понимал, где какая сторона света и куда идти, и это по-трезвому. 🙂 Сгоняй как-нибудь, Орлов можно присоединить.

From: yapet2011-05-23 07:24 pm (UTC) (Link)

Во дворе больницы какой-то очень суровый лечебный автомобиль стоит.

From: nordprod2011-05-23 07:27 pm (UTC) (Link)

Там дороги такие, что не-суровые автомобили долго не живут.

From: nordprod2011-05-23 07:41 pm (UTC) (Link)

Но кстати, федеральная трасса от Котельнича до Кирова — прекрасное покрытие, как где-нибудь в Белоруссии. В городах же — совсем другое дело, увы.

From: padunskiy2011-05-24 04:31 am (UTC) (Link)

Симпатичный город.
Что касается этого: «Может быть, даже конец 1920-х, «задержка стиля» — скорее всего провинциальный модерн. А звезду при советах приделали.

From: nordprod2011-05-24 04:39 am (UTC) (Link)

Такое вполне могли построить и в 1926-27 годах, хотя, скорее, да, 1910-е.

From: gudea2011-05-24 06:32 am (UTC) (Link)

Милейший городок и милейшие домики!И милейший палеонтологический музей,ныне ставший аж международным центромпо изучению парейозавров,и однажды привозивший в Вологдучасть своей экспозиции…

From: nordprod2011-05-24 02:51 pm (UTC) (Link)

Не настолько интересуюсь палеонтологией, чтобы в стремительной поездке заходить в соотв. музей, но у города есть шанс на хороший бренд. «Родина динозавров» — не хуже, чем «Родина Деда Мороза», а оснований даже больше 🙂

From: gudea2011-05-25 05:35 am (UTC) (Link)

Вот потому-то я так и не люблю «стремительные поездки»…

From: (Anonymous)2011-05-27 01:22 pm (UTC) (Link)

Кто живет в крупных городах,тот не поймет всей прелести провинции.Вы побывайте там летом,все утопает в зелени,идешь по ул.Советской,как по зеленому тоннелю,а город горел,если я не ошибаюсь 5 раз.

From: nordprod2011-05-27 01:51 pm (UTC) (Link)

Я понимаю, поэтому раз-два в месяц куда-нибудь из Москвы сваливаю на выходные.

From: (Anonymous)2014-02-16 09:22 pm (UTC) (Link)

Я служил там в 1989-90…Милый городишко. А кинотеатр очень красивый внутри был, как в старых советских фильмах. Жаль, что не сохранили.

Источник: https://russiantowns.livejournal.com/2400709.html

Пожар в Котельниче 1926 года | Музей пожарной охраны город Котельнич

Вспомнить все…

Пожар начался в 10.30 утра на окраине города в частной столярной мастерской Зайцева по улице Луначарского. По воспоминаниям очевидцев, “в этот день был какой-то пасхальный праздник. Назначено открытие горсада с вечерним гулянием и разными развлечениями для публики…

В утренние часы пожарные гарцевали по улицам на лошадях, запряженных в свои служебные повозки, в форменной одежде, с начищенными до блеска медными касками, а в 10-11 часов дня… их не оказалось на месте возникновения пожара.

Была молва, что они после своего показного служебного выезда разъехались по окрестным деревням на праздничные гулянки”.

Обратите внимание

Не дожидаясь пожарных, жители окрестных домов пытались своими силами ликвидировать очаг возгорания, который не представлял серьёзной опасности.

Ситуация резко изменилась, когда начавшийся юго-западный ветер внезапно перерос в ураган и перебросил огонь на расстояние 430 метров на склад хлебопродуктов у железной дороги, где хранились кипы кудели. Воспламенённую кудель шквалистым ветром разносило по всему городу.

Почти одновременно в разных местах возникло несколько новых очагов пожара, которые за 30-40 минут слились в единый огненный вихрь.

Из свидетельств очевидцев: “Весь центр Котельнича стал гудящим клубом огня”. Горожане “бросились на улицы и, забыв о служебном и личном имуществе, охваченные паникой, с криками и воплями побежали кто к реке, кто к оврагам… Вначале многие теснились на плотах, пришвартованных к берегу.

Но огонь неумолимо двигался к плотам, его дыхание готово было испепелить людей. И они стали прыгать с плотов в воду”. Стоящих “на плотах и… по горло в воде охватил какой-то шок. Народ точно онемел, замолк.

Те, кто был тут, потеряли всё, остались только с тем, что было на них в эти ужасные минуты”.

Этот город в огне

К 17 часам пожар уничтожил две трети города, в том числе центральную торговую часть. Было разрушено до 80 крупных, преимущественно каменных, зданий, среди них гостиный двор, электрическая и телефонная станции, почта, телеграф, типография, театр, кино, дом заключения, суд, сельхозбанк.

Погибли до 150 частных домовладений, музей, все библиотеки, шесть школ, в том числе лучшая в губернии школа второй ступени, учебно-показательные мастерские, все детские дома и другие культурно-просветительные учреждения. Серьёзно пострадали Троицкий собор, Предтечинская и Николаевская церкви.

Огонь уничтожил архивы, делопроизводство и имущество государственных и кооперативных организаций, запасы товаров. Без крыши над головой и годами нажитого имущества остались семь тысяч жителей.

В пожаре погибли семь (по иным источникам восемь) человек. Семь человек пропали без вести.

Масштаб разрушений и сумма ущерба от стихийного бедствия в 12 миллионов рублей заставили власти задуматься о дальнейшей судьбе Котельнича. Предлагалось оставить его поселком.

Важно

Необходимость восстановления города доказал губернским и республиканским инстанциям председатель Котельничского уисполкома Ванеев.

Обошлись без веб-камер.

После пожара котельничане не остались один на один со своей бедой. Помощь пострадавшим поступала со всей страны. Газеты сообщали: “Тульский церабкооп отправил в адрес рабкоопа Котельнича вагон муки… Яранский союз потребительских обществ — четыре тысячи пудов хлеба…

Тверь отчислила из местного бюджета 5000 рублей… Иваново-Вознесенский губисполком — 10000 рублей”. Объем пожертвований за два года составил 227 тысяч рублей, в том числе за 1926 год — 142 тысячи. Значительность этих средств сравнима с объёмом доходной части бюджета тех лет.

Вместе с тем агенты Вятского ОГПУ в сводках о ситуации в городе зафиксировали возмущение погорельцев тем, что “куда-то все эти пожертвования девались, и нам помощи не оказывают… Наверное, все пожертвования комиссией по сбору их розданы своей родне да знакомым, поэтому нам ничего не достаётся”.

Не без трудностей восстанавливалось торговое обслуживание населения. В первые дни после пожара потребкооперации не удалось организовать снабжение города. Образовавшуюся пустоту заполнили частные торговцы. Количество их ларьков ежедневно увеличивалось на Нижней площади. Недовольство населения вызывали цены.

Медленно развёртывались восстановительные работы. По сообщениям ОГПУ, на стройках “царил хаос…

чертежи на постройку домов не даются, а технический состав объясняет производителям работ план работ словесно, благодаря чему часто после окончания работы последняя не принимается и переделывается…

С доставкой материалов со складов дело тоже не налажено… учёт отпускаемых товаров и инвентаря со складов запутан… есть склады, которые не охраняются совершенно…”.

Совет

Наблюдая такое отношение к делу, обыватели говорили: “Всё делается с прохладцей… уж очень мало платят рабочим, и работать они не хотят, наверное, потребуется для восстановления города 20-30 лет, так как Советское Правительство не спешит с восстановлением”.

В результате до конца 1926 года было сдано только 25 коммунальных и 18 частных домов, две школы. Люди жили в тяжёлых бытовых условиях — по 2 квадратных метра жилой площади на человека — и к осени стали покидать город. По сведениям городского Совета, к началу октября уехало 4881 человек, или 44 % населения.

К строительному сезону 1927 года власти подготовились более основательно. По программе предполагалось освоить почти полтора миллиона рублей. Летом работы шли с размахом, и количество занятых на объектах достигало 1200 человек. Восстановлено было 44 жилых, административных и хозяйственных здания общей площадью 22377 квадратных метров.

При численности населения 7370 человек на одного жителя стало приходиться 3,5 квадратных метра жилья. Несмотря на это, город оставался огромным пустырём, на его улицах было выявлено 99 беспризорных детей, 69 из них поставили на обеспечение детской комнаты. На полное обеспечение, как отмечалось в докладе горисполкома, средств не имелось.

На фоне восстановительных работ нельзя не отметить и другое событие. В 1927 году была пущена железнодорожная магистраль Котельнич — Нижний Новгород. Значение железнодорожной станции, через которую шло сообщение востока страны с Москвой и Ленинградом, возросло. Это и решило судьбу города. Он стал возрождаться.

Евгений Пятунин

Автором использованы цитаты из книги П.Савельева «Пожары-катастрофы».

Источник: http://museumkotel.wixsite.com/museum-kotel/blank-oe9h6

Ссылка на основную публикацию