Договор о нераспространении ядерного оружия (дняо) 1968 года

Договору о нераспространении ядерного оружия исполнилось 50 лет

Договору о нераспространении ядерного оружия, основному после Устава ООН документу международной безопасности исполнилось 50 лет. 1 июля 1968 года его открыли для подписания. Первыми свои подписи поставили Советский Союз, США и Великобритания.

Обычно юбиляру, отмечающему такую дату в расцвете сил, говорят о том, как много он сделал, какой он уже опытный, но при этом как много у него впереди. ДНЯО с этим не очень повезло — все более популярны разговоры о его несоответствии новым реалиям, кризисе и скором конце.

Слухи об этом сильно преувеличены, а ДНЯО и свое время опередил, и сейчас является образцом решения глобальных проблем.

Лавров обсудил с главой МИД Ирана ситуацию вокруг ядерной сделки

Говорят, ДНЯО — неравноправный договор — ведь у одних стран есть привилегия иметь ядерное оружие, у других такой привилегии нет. Это не так.

Обратите внимание

ДНЯО является равноправным договором, по крайней мере, гораздо более равноправным, чем большинство из имеющихся соглашений. Во-первых, все страны равны перед угрозой ядерной катастрофы.

Появление новой страны с ядерным оружием несет угрозу всем государствам, независимо от того, обладают они ядерным оружием, согласно ДНЯО, или нет.

Во-вторых, и это главное — в ДНЯО встроен механизм обеспечения равноправия. Те, у кого есть ядерные технологии, обязаны ими делиться для мирного использования с теми, у кого их нет.

А возможность военного использования ядерных технологий строго ограничивается теми странами, у кого они появились за полтора года до заключения договора (до 1 января 1967 года). При этом все должны вести переговоры как о ядерном, так и о полном разоружении.

Таким образом, был поставлен заслон на пути распространения военного использования новой для того времени технологии и открыты возможности для международного сотрудничества в ее мирном применении.

Такого четкого и инструментального механизма, одновременно обеспечивающего безопасность и равноправное развитие участников, не было ни до ДНЯО, ни после него. Его нет ни в химической, ни в биологической конвенциях.

Режим контроля над ракетными технологиями является гораздо более дискриминационным, а в области цифровых технологий и кибербезопасности вообще нет универсальных договоренностей, хотя бы намекающих на ограничение их военного использования и обязательства мирного сотрудничества.

ДНЯО гораздо больше созвучен структуре современного глобального и полицентричного мира, чем биполярного, в котором он был рожден. Да, ДНЯО вступил в действие во время холодной войны. Да, он отчасти стал реакцией двух сверхдержав на риск обретения ядерного оружия Западной Германией. И да, договор бы не появился без воли американских и советских лидеров Линдона Джонсона и А.

Важно

Н. Косыгина, А.А. Громыко и Дина Раска. Но ДНЯО отнюдь неявляется договором из линейки двухсторонних советско-американских соглашений по контролю над вооружениями. Для таких — а из ныне живущих это договоры о РСМД и СНВ — действительно настало время определиться: состояться ли в новой жизни на новых принципах или еще немного просуществовать и уйти в историю.

Если бы ДНЯО был исключительно советско-американским продуктом, он бы не имел шансов на выживание. Поэтому в его составлении самостоятельную и активную роль играли Мексика, Египет, Швеция, Бирма, Бразилия и другие неприсоединившиеся или нейтральные страны.

Без их участия в договоре вряд бы появились обязательства и ядерного разоружения, и сотрудничества в сфере мирной атомной энергетики.

Испытания новой ядерной бомбы в США сняли на видео

ДНЯО пережил холодную войну, ничего от нее не унаследовал и только после ее завершения оформился в том виде, в котором мы его знаем сейчас — бессрочного и почти универсального. Почти, потому что без Индии, Пакистана, Израиля и Южного Судана, но эти страны ни в какие времена не были членами договора, а Северная Корея объявила о своем выходе из него.

Любят политологи повторять и о том, что ДНЯО в кризисе, сам договор и его обзорный процесс расколоты, нарастают противоречия между ядерной пятеркой и антиядерными радикалами. Результатом деятельности последних стало появление в 2017 Договора о запрещении ядерного оружия (ДЗЯО) — альтернативы ДНЯО, размывающей режим ядерного нераспространения.

Я бы сказал, что все это свидетельствует о том, что в ДНЯО жизнь бьет ключом. Для любого договора плохо, когда к нему пропадает интерес. Борьба внутри ДНЯО, конкуренция инициатив и программ как раз говорят о том, что к воплощению положений договора есть весьма большой интерес.

Просто в договоре участвует 191 страна, у каждой свои интересы, а у отдельных групп стран приоритеты, и они отстаивают их, причем не на стороне, а как правило, в рамках обзорного процесса договора. Если не получается — выходят на другие, но тоже легитимные площадки ООН, как в случае с ДЗЯО. Но никто не ставит под сомнение цели ДНЯО.

Тот же новоиспеченный ДЗЯО ни водном из своих положений не противоречит ДНЯО, поддерживает его и имеет шанс прийти на замену в исторической перспективе — когда страны, обладающие ядерным оружием и те, кто находится под их ядерным зонтиком, найдут зонтик из другого материала.

Но, если не тревожить эти страны, они вообще забудут о том, что ядерное оружие — мера, пусть и необходимая, но временная и отнюдь не естественная для человечества, а как раз наоборот — противная ему, так как может его уничтожить.

Еще одной претензией к ДНЯО стало отсутствие прогресса в создании зоны, свободной от оружия массового уничтожения на Ближнем Востоке.

Да, в 1995 арабские страны согласились на бессрочное продление ДНЯО, то есть на то, что они никогда не будут владеть ядерным оружием, в обмен на резолюцию, призывающую создать в регионе зону без ОМУ, то есть без израильского ядерного оружия, а также химического и биологического оружия его соседей.

В 2010 в ответ на продолжающееся давление арабских стран Великобритания, Россия и США по принципу «не собрали урожай — соберем пленум» пообещали помочь провести конференцию по такой зоне, н вновь ничего не вышло.

Американские спецслужбы: КНДР тайно продолжает работу на ядерных объектах

Но разве во всей этой истории что-то зависит от положений ДНЯО? Фактически страны Ближнего Востока перекладывают ответственность за решение региональных вопросов безопасности, в том числе арабо-израильского урегулирования, на ДНЯО и его обзорный процесс. Договор о нераспространении к этим вопросам отношения не имеет, а вывод делается о кризисе режима нераспространения, а не о тупике на Ближнем Востоке.

Совет

В эти дни мы неоднократно услышим о том, что без ДНЯО ядерное оружие могли бы обрести 40-50 государств.

ДНЯО не просто запретил распространение ядерного оружия -на основе формулировок ДНЯО создана система, при которой в условиях нормальной жизни, от мирного использования технологии — в данном случае ядерной энергетики — пользы гораздо больше, чем от военного.

Этот договор нужен и интересен для будущей жизни. ДНЯО стал первым из договоров, отвечающих на глобальные вызовы. Для его эффективности именно в этом — и главном — смысле важно держать его подальше от текущих политических баталий.

Источник: https://rg.ru/2018/07/02/dogovoru-o-nerasprostranenii-iadernogo-oruzhiia-ispolnilos-50-let.html

Апокалипсис по договору: как воюют с ядерным оружием

50 лет назад был подписан Договор о нераспространении ядерного оружия. Какие страны отказались его подписывать, почему сложно контролировать ядерные объекты и что грозит нарушителям договора, разобралась «Газета.Ru».12 июня 1968 года Генеральная ассамблея ООН одобрила Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), который 1 июля подписали свыше 40 стран, включая СССР и США.

Договор был необходим для того, чтобы препятствовать расширению круга стран, владеющих ядерным оружием. Контроль за выполнением положений договора позволял ограничить возможность развития военного конфликта с применением такого оружия.

Согласно основным положениям документа, государства-участники, обладающие ядерным оружием (таковыми считаются государства, которые произвели и испытали ядерное оружие до 1 января 1967 года) обязуются не передавать никому это оружие или другие ядерные взрывные устройства либо контроль над ними, а также никоим образом не помогать, не поощрять и не побуждать какое-либо государство, не обладающее ядерным оружием, к производству или приобретению ядерного оружия или других ядерных взрывных устройств либо получению контроля над ними.

Страны, не обладающие ядерным оружием, в свою очередь, обязуются не производить и не приобретать ядерное оружие или контроль над ним.

При этом договор закрепляет неотъемлемое право всех государств-участников развивать исследования, производство и использование ядерной энергии в мирных целях, а также требует обмениваться в этих целях оборудованием, материалами, научной и технической информацией.

На сегодняшний день договор не подписали лишь четыре государства — Израиль, Индия, Пакистан и КНДР.

Несмотря на пользу договора для снижения вероятности возникновения ядерного конфликта, он имеет ряд несовершенств. Так, ДНЯО не слишком тщательно регулирует возможности разработки ядерного оружия в безъядерных странах.

Государства, не подписавшие договор, вообще не имеют практически никаких ограничений.

Отчасти вопрос разработки ядерного оружия в них регулирует Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ). Под его контролем находятся также и страны-участницы договора.

Так, например, в Израиле есть два ядерных реактора, один из которых находится под гарантией МАГАТЭ.

Специалисты агентства регулярно посещают его с проверками, чтобы удостовериться, что он используется в сугубо мирных целях. Несмотря на то что второй израильский реактор используется для выработки оружейного плутония, хотя бы один из объектов контролируется.

Обратите внимание

По сходному пути пошла и Индия, в 2006 году разбившая ядерную программу на мирную и военную части.

Согласно договору, государство не имеет права отказать представителям МАГАТЭ в инспекции ядерного объекта.

Однако ответственность за то, чтобы сообщить о наличии таких объектов и их количестве, лежит исключительно на самом государстве.

В 1991 году, например, вскрылись масштабы ядерной программы Ирака, который вел свои разработки втайне.

После этого был введен дополнительный протокол, согласно которому инспекторы МАГАТЭ могут проверять любые объекты, совершать внеплановые инспекции, собирать образцы на предмет накопления радиоактивных изотопов.

Инспекторы МАГАТЭ могут затребовать доступ на военные объекты, предполагая, что там могут находиться незаявленные ядерные материалы — и их необходимо туда пустить.

Многие страны, естественно, не хотят допускать на военные объекты посторонних людей. Поэтому дополнительный протокол многие страны до сих пор не ратифицировали».

Не спасет договор и от применения ядерного оружия — он касается лишь вопросов его нераспространения.

Механизма, который бы не позволил, скажем, начать России ядерную войну с США, не существует, отмечает Баклицкий.

Этот вопрос будет рассматриваться ООН, но в случае такого конфликта любые разбирательства теряют смысл из-за вероятной гибели человечества.

Тем не менее, ядерному разоружению он действительно способствует — так, на пике «холодной войны» у ядерных держав, в первую очередь СССР и США, были развернуты десятки тысяч ядерных боеголовок. Сейчас у России и США — по 1550 боеголовок.

Также в договоре отсутствуют механизмы наказания нарушителей.

Нет их и у МАГАТЭ — этими вопросами занимается Совет безопасности ООН. При подозрении государства в нарушении договора к нему применяются в первую очередь экономические санкции, а также оказывается международное давление с требованием прекратить ядерную программу.

В подобной ситуации оказался Иран, с 2004 года подозреваемый в тайной разработке ядерного оружия.

Конференции по рассмотрению действия ДНЯО проводятся каждые пять лет.

Важно

Среди последних договоренностей, в частности, отказ от строительства новых установок по обогащению урана и выделению плутония, ускорение ядерного разоружения государств-участников ДНЯО, обладающих ядерным оружием, и ужесточение мер, применяемых к странам, выходящим из ДНЯО, незаконно торгующим ядерными технологиями и материалом, и изменение требований по проведению инспекций МАГАТЭ.

Источник: https://news.rambler.ru/articles/40078698-apokalipsis-po-dogovoru-kak-voyuyut-s-yadernym-oruzhiem/

Договор о нераспространении ядерного оружия

По окончании Карибского кризиса 1962 СССР и США при участии Великобритании быстро пришли к первому значительному соглашению – Договору о запрещении испытаний ядерного оружия 1963 в атмосфере, космическом пространстве и под водой.

Большинство стран мира позднее присоединилось к этому соглашению.

Сложный вопрос инспекций на объектах был обойден, так как договор затрагивал ограничение проведения испытаний только в тех средах, которые довольно легко проконтролировать, обходясь без инспекций.

Последовавшие попытки прекратить и подземные испытания провалились отчасти из-за того, что и советская, и американская военные доктрины рассматривали эти испытания как жизненно важное условие развития ядерных вооружений.

Во время кубинского кризиса возникла и «горячая линия» между Москвой и Вашингтоном для экстренной связи.

Соглашение 1973 между США и СССР предусматривало срочное проведение консультаций друг с другом в случае возникновения конфликта, чреватого применением ядерного оружия.

Договор о запрещении испытаний по сути дела прекратил существовавшую практику; другими договорами устанавливались локальные безъядерные зоны.

Читайте также:  Возможности системы жизнеобеспечения населения в чрезвычайных ситуациях (чс)

По Договору об Антарктике 1959 было запрещено размещение военных баз и проведение испытаний ядерного оружия близ Южного полюса; он был подписан и государствами, имеющими территориальные претензии в этом регионе.

Совет

Договор о космосе, подписанный в 1967 девяноста тремя странами, запрещает развертывание на небесных телах, таких, как Луна, вооружений и военных установок, а также вывод на орбиту объектов, несущих оружие массового поражения.

Договор о морском дне, который в год появления (1971) подписало 91 государство, запрещает размещение оружия массового поражения на морском дне за пределами двенадцатимильной прибрежной зоны. Конвенция 1977 запретила изменение условий окружающей среды в военных целях. Договор 1963 о запрещении ядерного оружия в Латинской Америке сделал эту территорию безъядерной зоной.

Важный шаг по предотвращению распространения ядерного оружия был сделан, когда в 1967 СССР и США представили Комиссии ООН по разоружению проект Договора о нераспространении ядерного оружия, по которому державы, обладающие ядерными вооружениями, обязывались не передавать их странам, такими вооружениями не располагающим, а последние обязывались их не приобретать и не производить. После одобрения Генеральной ассамблеей ООН договор был подписан СССР, США, Великобританией и еще 95 государствами и вступил в силу в 1970.

Многие неядерные страны критиковали СССР и США за то, что они не сделали практически ничего, чтобы реализовать обещания, данные ими при подписании Договора о нераспространении ядерного оружия, и попытаться прийти к соглашению о мерах по прекращению гонки вооружений в кратчайшие сроки, а также разработать и подписать договор о всеобщем и полном разоружении. Утверждалось также, что ядерные державы создали эксклюзивный «клуб», главной задачей которого являлось недопущение в него других стран.

Переговоры по ОСВ, хотя они и затрагивали самую суть проблемы ядерных вооружений, являлись лишь одной стороной отношений между СССР и США. В свою бытность госсекретарем США Г.

Киссинджер проводил политику, направленную, по его словам, «на построение сети позитивных отношений» между СССР и США в таких невоенных сферах, как торговый, культурный и научный обмен, который создал бы такие взаимозависимости, что напряжение из-за частных проблем вооружения не смогло бы изменить существующих отношений. Потепление американо-советских отношений получило название «разрядки».

В 1980 президентом США был избран Рональд Рейган. Это было время, когда гонка вооружений достигла апогея в виде сверхамбициозной «Стратегической оборонной инициативы» (СОИ). Чрезмерно высокая стоимость СОИ и ответных мер СССР угрожала банкротством обеим сверхдержавам и вскоре стала главным фактором, сдерживающим гонку вооружений. В 1985 Р.Рейган и М.С.

Горбачев на встрече в Женеве признали необходимость ядерного разоружения. Начались серьезные переговоры. В Рейкьявике (Исландия) в 1986 советская сторона сделала предложение о полном уничтожении всех ядерных вооружений в течение десяти лет и об отказе от попыток создать систему стратегической обороны.

Американская сторона отвергла это предложение, поскольку Рейган не был готов пойти на какие-либо уступки по успешно осуществляемой программе СОИ. В декабре 1988 на Генеральной ассамблее ООН Горбачев внезапно объявил об одностороннем сокращении советских вооруженных сил на 500 тыс. человек, 10 тыс.

танков, 8500 орудий и 800 боевых самолетов в течение следующих двух лет. Заявление Горбачева явилось значительным шагом вперед в деле разоружения.

Холодная война и вместе с ней соперничество сверхдержав прекратились в декабре 1991 с распадом Советского Союза. Большая часть оружия оказалась в руках новой независимой России. Усилия в области разоружения теперь были обращены не на ограничение двух огромных ядерных арсеналов, а на их сокращение.

Обратите внимание

Одним из последствий прекращения холодной войны было распространение переговоров о разоружении с американо-советского диалога на различные региональные форумы. Главным предметом беспокойства стала опасность распространения ядерного оружия. Эта проблема уже была затронута в Договоре о нераспространении, подписанном в 1968 и вступившем в силу на 25 лет в 1970.

Обычно переговоры считаются самой трудоемкой и требующей много времени частью процесса разоружения.

И действительно, на ведение переговоров и подготовку договоров требуются годы упорного труда и взаимных уступок.

Например, второй Договор о сокращении наступательных вооружений (СНВ-2) был подписан в 1993, но ратифицирован Сенатом США лишь в январе 1996. Российский парламент не ратифицировал его и в 1999.

В некоторых случаях осуществление соглашения может быть предметом дополнительных переговоров и вспомогательных международных соглашений.

Это относится, например, к Договору о нераспространении ядерного оружия, который требует от подписавших его неядерных государств заключить с Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ) соглашения о гарантиях консультаций, наблюдения и контроля за выполнением обязательств по этому договору.

Сокращение вооружений требует значительных ресурсов, как людских, так и финансовых. Вопреки ожиданиям, окончание холодной войны и прекращение гонки вооружений не принесло бюджетной экономии ни США, ни России.

Ни один договор по разоружению не может быть выполнен без систематического наблюдения за выполнением партнерами обязательств и без должным образом осуществляемых принудительных мер контроля. Нарушение договора обычно требует применения санкций. Такие санкции должны соответствовать нарушениям и поэтому могут потребовать дополнительных переговоров и законодательных процедур.

Важно

Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), вступивший в силу в 1970, содержал положение о проведении новых переговоров через 25 лет. В 1995 участники договора согласились продлить его действие на неопределенный срок. Главная цель этого договора – предотвратить приобретение ядерного оружия неядерными государствами.

Договор обязывает ядерные державы не помогать другим государствам получать или производить ядерное оружие. Он также поощряет сотрудничество в мирном использовании атомной энергии и проведении мер контроля, направленных на ограничение ядерных вооружений.

В отношении ряда стран, не подписавших договор (Израиль, ЮАР, Индия, Пакистан) было известно или предполагалось, что они обладают ядерным оружием. Индия взорвала в 1974 ядерное устройство, но утверждала, что это эксперимент в рамках программы мирного использования атомной энергии.

В 1998 стало очевидно, что и Индия и Пакистан располагают ядерным оружием; выяснилось, что внушительным ядерным потенциалом располагает и Израиль. В 1992 ЮАР заявила, что имела шесть единиц ядерного оружия, но уничтожила их; затем она ратифицировала Договор о нераспространении.

Имеются сильные подозрения, что КНДР, подписавшая договор, на самом деле имеет ядерное оружие. В середине 1990-х годов появилась новая потенциальная опасность в связи с контрабандным вывозом высокообогащенного урана из России и ненадежностью контроля над ее ядерном арсеналом.

Источник: http://parstoday.com/ru/radio/programs-i30364

Договор о нераспространении ядерного оружия

Договор о нераспространении ядерного оружия (англ.

Non-Proliferation Treaty, NPT) — многосторонний международный акт, разработанный Комитетом по разоружению ООН с целью поставить прочную преграду на пути расширения круга стран, обладающих ядерным оружием, обеспечить необходимый международный контроль за выполнением государствами взятых на себя по Договору обязательств с тем, чтобы ограничить возможность возникновения вооружённого конфликта с применением такого оружия; создать широкие возможности для мирного использования атомной энергии.

Одобрен Генеральной Ассамблеей ООН 12 июня 1968 и открыт для подписания 1 июля 1968 в Москве, Вашингтоне и Лондоне. Ратифицирован СССР 24 ноября 1969 (Российская Федерация — правопреемник СССР по выполнению Договора).

Вступил в силу 5 марта 1970 после сдачи на хранение ратификационных грамот государствами-депозитариями (СССР (подписал в 1968), США (1968), Великобритания (1968)), а также 40 другими странами. Франция и КНР подписали Договор в 1992.

Совет

11 мая 1995 свыше 170 стран-участниц договорились продлить действие Договора на неопределённый срок без каких-либо дополнительных условий.

Участниками договора являются почти все независимые государства мира. Не являются участниками договора Израиль, Индия, Пакистан и КНДР.

Основные положения договора

Договор устанавливает, что государством, обладающим ядерным оружием, считается то, которое произвело и взорвало такое оружие или устройство до 1 января 1967 (то есть СССР, США, Великобритания, Франция и Китай).

По Договору, каждое из государств-участников Договора, обладающих ядерным оружием, обязуется не передавать кому бы то ни было это оружие или другие ядерные взрывные устройства, а также контроль над ними ни прямо, ни косвенно; равно как и никоим образом не помогать, не поощрять и не побуждать какое-либо государство, не обладающее ядерным оружием, к производству или приобретению каким-либо иным способом ядерного оружия или других ядерных взрывных устройств, а также контроля над ними.

Каждое из государств-участников Договора, не обладающих ядерным оружием, обязуется не принимать от кого бы то ни было ядерного оружия и/или других ядерных взрывных устройств, а также контроля над ними ни прямо, ни косвенно; равно как и не производить и не приобретать каким-либо иным способом ядерного оружия или других ядерных взрывных устройств и не принимать какой-либо помощи в их производстве.

Договор закрепляет неотъемлемое право всех государств-участников развивать исследования, производство и использование ядерной энергии в мирных целях без дискриминации и в соответствии с Договором.

Договор обязывает его участников обмениваться в этих целях оборудованием, материалами, научной и технической информацией, содействовать получению неядерными государствами благ от любого мирного применения ядерных взрывов.

Важным дополнением к договору являются резолюция Совета Безопасности ООН от 19 июня 1968 и идентичные заявления трёх ядерных держав — СССР, США и Великобритании по вопросу о гарантиях безопасности неядерных государств-участников договора.

В резолюции предусматривается, что в случае ядерного нападения на неядерное государство или угрозы такого нападения Совет Безопасности и прежде всего его постоянные члены, располагающие ядерным оружием, должны будут немедленно действовать в соответствии с Уставом ООН для отражения агрессии; в ней подтверждается также право государств на индивидуальную и коллективную самооборону в соответствии со статьёй 51 Устава ООН до тех пор, пока Совет Безопасности не примет необходимых мер для поддержания международного мира и безопасности. В заявлениях, с которыми каждая из трёх держав выступила при принятии этой резолюции, указывается, что любое государство, совершившее агрессию с применением ядерного оружия или угрожающее такой агрессией, должно знать, что его действия будут эффективным образом отражены при помощи мер, принятых в соответствии с Уставом ООН; в них провозглашается также намерение СССР, США и Великобритании оказать помощь тому неядерному участнику договора, который подвергнется ядерному нападению.

Обратите внимание

Контроль за нераспространением ядерного оружия осуществляется с помощью Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), с которым каждый участник Договора, не обладающий ядерным оружием, обязан заключить соответствующее соглашение.

Пять государств, обладающих ядерным оружием, приняли на себя обязательства не применять его против государств, не располагающих таким оружием, за исключением ситуации, когда они отвечают на ядерный удар или на нападение с применением обычных средств, совершённое в союзе с ядерным государством.

Эти обязательства, однако, не были включены в текст самого Договора, и конкретная форма таких обязательств могла со временем изменяться.

США, например, указывали, что они могут применить ядерное оружие в ответ на нападение с применением неядерного «оружия массового уничтожения», такого как биологическое или химическое оружие, поскольку США не могут применить в ответ ни то, ни другое.

Министр обороны Великобритании Джофф Хун косвенно указывал на возможность применения ядерного оружия в ответ на нападение с применением обычного оружия, осуществлённое каким-либо из «государств-изгоев».

В статье VI и преамбуле Договора указывается, что ядерные государства будут стремиться к сокращению и уничтожению своих ядерных запасов. Тем не менее, за более чем 30 лет существования Договора мало что было сделано в этом направлении.

В статье I ядерные государства обязуются не «побуждать какое-либо государство, не обладающее ядерным оружием, … приобретать ядерное оружие» — однако принятие ядерным государством военной доктрины, основывающейся на возможности нанесения упреждающего удара, равно как и иные угрозы применения вооружённой силы, можно в принципе рассматривать как такого рода побуждение. В статье X говорится, что любое государство вправе выйти из Договора, если оно сочтёт, что вынуждено сделать это ввиду какого-либо «чрезвычайного события» — например, ввиду предполагаемой угрозы.

Читайте также:  Сигналы оповещения гражданской обороны: го чс

Страны, не подписавшие договор

Три государства — Израиль, Индия и Пакистан — отказались подписать Договор. Из них по крайней мере Индия и Пакистан обладают ядерным оружием, что запрещено Договором.

Израиль

Израиль занимается ядерными разработками в ядерном центре в городке Димона (пустыня Негев).

В середине 1980-х годов бежавший из Израиля техник ядерного центра Мордехай Вануну рассказал лондонской газете Sunday Times, что в центре разрабатывается ядерное оружие и что Израиль с 1958 года накопил от 100 до 200 боеголовок.

Официальный Израиль отказывается подтвердить или опровергнуть утверждения о своих ядерных разработках. Израиль, будучи членом МАГАТЭ, всячески уклоняется от присоединения к ДНЯО, не является участником международных соглашений о контроле за ядерным экспортом.

Важно

Израиль игнорирует и всячески затрудняет продвижение идеи о создании безъядерной зоны на Ближнем Востоке[1].

Позицией Израиля по ДНЯО большая группа стран обусловливает своё неприсоединение к Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия (КБТО) и Конвенции о запрещении химического оружия (КЗХО)[2]. В 2010 году на совещании в Вене глава израильской комиссии по атомной энергии Шауль Хорев в очередной раз заявил, что Израиль не станет подписывать договор о нераспространении атомного оружия[3]. Бывший директор МАГАТЭ Мохаммед Эль-Барадеи рассматривал Израиль как государство, обладающее ядерным оружием[4].

ЮАР

В ЮАР в годы апартеида была осуществлена программа создания ядерного оружия — предположительно, при содействии Израиля, и возможно, был произведён испытательный ядерный взрыв над Атлантикой, однако впоследствии ядерная программа была закрыта и в начале 1990-х ЮАР подписала ДНЯО, предварительно уничтожив свой небольшой ядерный арсенал.

Индия и Пакистан

Индия и Пакистан, объявили об обладании ядерным оружием и провели его испытания.

Страны, подписавшие договор, но позже отозвавшие подпись

КНДР и Иран

КНДР ратифицировала Договор, но отозвала свою подпись после конфликта с МАГАТЭ (см. Ядерная программа КНДР). Иран также подписал Договор, но с 2004 находится под подозрением в нарушении Договора и разработке ядерного оружия. МАГАТЭ доказало причастность Ирана к разработкам собственного ядерного оружия.

Контроль за соблюдением

Основной проблемой с точки зрения контроля за соблюдением ДНЯО является то, что один и тот же процесс — обогащение урана — может быть использован как для получения ядерного топлива для АЭС, так и в создании ядерной бомбы.

Выработка ядерных материалов для бомбы может осуществляться тайно, под видом производства ядерного топлива (в чём подозревают Иран) — или, как в ситуации с Северной Кореей, государство-участник ДНЯО может просто выйти из Договора.

Другими словами, наличие или отсутствие политической воли — это всё, что может помешать любому государству, развивающему ядерную энергетику, создать собственную ядерную бомбу. Однако создание ядерной бомбы представляет собой значительно более сложный процесс, чем обогащение урана в мирных целях.

Для запуска процесса на АЭС урановая руда должна быть обогащена до 4-5 % содержания изотопа урана 235U, для атомного реактора на АПЛ — 20-60 % (в зависимости от типа реактора), для бомбы — 90 %.

Экс-руководитель МАГАТЭ Мохаммед аль-Барадеи считает, что в наше время ядерную бомбу могли бы создать не менее 40 государств — было бы желание.

В мире существует настоящий «чёрный рынок» ядерных материалов, всё новые и новые страны предпринимают попытки приобрести технологии производства материалов, пригодных для использования в ядерном оружии.

Налицо также явно выраженное желание террористов заполучить оружие массового уничтожения. Всё это, по мнению аль-Барадеи, радикально изменило общую ситуацию в области ядерной безопасности.

Каждые пять лет проводятся конференции по рассмотрению действия ДНЯО. Последняя такая конференция прошла в мае 2010 г.

На этой конференции аль-Барадеи представил предложения по укреплению режима нераспространения:

    отказ от строительства новых установок по обогащению урана и выделению плутония на ближайшие пять лет; перевод всех исследовательских реакторов, работающих на высокообогащённом уране, на использование низкообогащённого урана; ужесточение требований по проведению инспекций МАГАТЭ; ужесточение действий Совета Безопасности ООН в отношении любой страны, которая выходит из ДНЯО; ужесточение расследований и судебных преследований любой незаконной торговли ядерными материалами и технологиями; ускорение ядерного разоружения государств — участников ДНЯО, обладающих ядерным оружием; принятие мер, направленных на устранение существующего дефицита безопасности в регионах, подобных Ближнему Востоку и Корейскому полуострову.

Страны — участницы Договора

    Австралия Австрия Азербайджан Албания Алжир Андорра Ангола Антигуа и Барбуда Аргентина Армения Афганистан Багамы Бангладеш Барбадос Бахрейн Беларусь Белиз Бельгия Бенин Болгария Боливия Босния и Герцеговина Ботсвана Бразилия Бруней Буркина-Фасо Бурунди Бутан Вануату Ватикан Великобритания Венгрия Венесуэла Восточный Тимор Вьетнам Габон Гаити Гайана Гамбия Гана Гватемала Гвинея Гвинея-Бисау Германия Гондурас Гренада Греция Грузия Дания
    Джибути Доминика Доминиканская Республика Египет Замбия Зимбабве Индонезия Иордания Ирак Иран Ирландия Исландия Испания Италия Йемен Кабо-Верде Казахстан Камбоджа Камерун Канада Катар Кения Кипр Кирибати Китай Коморские Острова Республика Конго Конго, Демократическая Республика (бывший Заир) Колумбия Коста-Рика Кот-д'Ивуар Куба Кувейт Киргизия Лаос Латвия Лесото Либерия Ливан Ливия Литва Лихтенштейн Люксембург Маврикий Мавритания Мадагаскар Македония Малави
    Малайзия Мали Мальдивы Мальта Марокко Маршалловы Острова Мексика Мозамбик Молдавия Монако Монголия Мьянма Намибия Науру Непал Нигер Нигерия Нидерланды Никарагуа Новая Зеландия Норвегия ОАЭ Оман Палау Панама Папуа — Новая Гвинея Парагвай Перу Польша Португалия Российская Федерация Руанда Румыния Сальвадор Самоа Сан-Марино Сан-Томе и Принсипи Саудовская Аравия Свазиленд Северная Корея[5] Сейшельские острова Сенегал Сент-Винсент и Гренадины Сент-Китс и Невис Сент-Люсия Сербия и Черногория Сингапур Сирия Словакия
    Словения Соединённые Штаты Америки Соломоновы Острова Сомали Судан Суринам Сьерра-Леоне Таджикистан Таиланд Танзания Того Тонга Тринидад и Тобаго Тувалу Тунис Туркменистан Турция Уганда Украина Узбекистан Уругвай Федеративные Штаты Микронезии Фиджи Филиппины Финляндия Франция Хорватия Центральноафриканская Республика Чад Чехия Чили Швейцария Швеция Шри-Ланка Эквадор Экваториальная Гвинея Эритрея Эстония Эфиопия ЮАР Южная Корея Ямайка Япония

Источник: http://vv-travel.ru/warticle/dogovor-o-nerasprostranenii-yadernogo-oruzhiya

Договор о нераспространении ядерного оружия — итоги, вызовы, перспективы. К 50-летию Договора о нераспространении ядерного оружия

1 июля 2018 года исполнится 50 лет со дня открытия для подписания Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), который вступил в силу 5 марта 1970 года после сдачи на хранение ратификационных грамот тремя государствами-депозитариями (СССР, США и Великобританией), а также 40 другими странами.

На сегодняшний день ДНЯО объединяет едва ли не рекордное для международных соглашений число стран. Договор подписали и ввели в действие 191 государство-участник (на одно больше лишь в Конвенции о запрещении химоружия).

За рамками ДНЯО остаются только Индия, Пакистан, Израиль и недавно получивший независимость Южный Судан.

Совет

КНДР, которая не выполнила должным образом требования о выходе из договора, рассматривается многими, включая Россию, в качестве его участника.

50-летний юбилей — важный и ответственный рубеж для ДНЯО и всего режима нераспространения ядерного оружия, который переживает сейчас не самые лучшие времена. За полвека противоречия между ядерными и неядерными государствами заметно усилились. Вместо поиска точек соприкосновения в рамках договора отдельные его вопросы выносятся на альтернативные площадки.

Создаются новые параллельные режимы с ограниченным числом участников, вступающие в правовую коллизию с ДНЯО и другими существующими международно-правовыми механизмами в этой области.

Происходящие процессы вызывают серьезную обеспокоенность у России, которая является одним из инициаторов и депозитариев ДНЯО, а потому чувствует особую ответственность за его судьбу.

В последнее время все чаще со стороны неядерных стран звучат упреки в якобы дискриминационном характере ДНЯО.

Договор, мол, закрепил за «пятеркой» государств привилегированное право на обладание ядерным оружием, в то время как остальные страны должны были присоединиться к нему в качестве неядерных.

Здесь необходимо напомнить, что, в соответствии с ДНЯО, государствами, обладающими ядерным оружием, считаются те, кто произвел и взорвал ядерное оружие или другое ядерное взрывное устройство до 1 января 1967 года. Таковых пять — Россия, США, Китай, Великобритания и Франция.

Со статусом ядерной «пятерки» согласились все, кто присоединился к ДНЯО. Каждое государство принимало решение о вступлении в договор добровольно и осознанно. И спустя годы говорить о его дискриминационном характере, забывая о подлинной цели ДНЯО, совершенно неуместно.

Главная задача договора состояла и состоит в том, чтобы предотвратить дальнейшее распространение ядерного оружия. И хотя полностью избежать появления новых ядерных государств не удалось, договор в целом с ней справился.

По экспертным оценкам, не будь ДНЯО, ядерным оружием могли бы обзавестись 40-50 государств. После его заключения целый ряд стран, имевших ядерное оружие либо стремившихся его получить, приняли решение отказаться от этого.

С опорой на ДНЯО после распада СССР была осуществлена беспрецедентная по масштабам акция по выводу ядерного оружия из Казахстана, Украины и Белоруссии.

Обратите внимание

Как любой договор международного масштаба, ДНЯО является результатом многочисленных компромиссов между участвовавшими в его разработке государствами.

Как известно, сначала СССР и США, невзирая на атмосферу холодной войны, смогли прийти к единству по центральным статьям договора об обязательствах государств, обладающих и не обладающих ядерным оружием.

Затем остальные его положения были согласованы в рамках женевского Комитета 18 государств по разоружению. Баланс интересов, на которых держится ДНЯО, очень хрупок, и любые радикальные инициативы могут оказаться губительными для него.

Несмотря на солидный возраст, договор ни в коей мере не утратил актуальности и полностью соответствует поставленным при его заключении целям, отвечая на вызовы и угрозы в области ядерного нераспространения.

Это неоднократно подтверждалось результатами обзорных процессов и проводимыми раз в пять лет конференциями по рассмотрению действия договора. ДНЯО — это не просто набор постулатов, обязательств и общих требований.

Речь идет о целой системе весьма эффективных норм и механизмов, которые приводят его в действие и в совокупности составляют режим нераспространения ядерного оружия. Ее опорным элементом являются гарантии МАГАТЭ.

Региональным подкреплением ДНЯО служат зоны, свободные от ядерного оружия, которые на сегодняшний день объединяют более половины государств мира. Режим ядерного нераспространения постоянно развивается и адаптируется к появлению новых угроз.

Иными словами, ДНЯО никогда не был застывшей формой, ему свойственна большая внутренняя динамика.

Важно

При этом стоит подчеркнуть, что обязательства по договору носят индивидуальный характер, то есть ответственность за его осуществление несет каждая страна, поставившая под ним свою подпись.

ДНЯО, как следует из его названия, — это прежде всего договор о нераспространении. В этом его основные суть и смысл. В его основе лежит выверенный баланс интересов самых различных государств.

Те страны, которые вошли в категорию «неядерных», были заинтересованы не только в поддержании мира и безопасности.

Они стремились к тому, чтобы новый договор гарантировал их права на доступ к благам мирного атома, поскольку собственных технических возможностей осваивать и развивать его у них на тот момент не было. Кроме того, в договоре была предпринята попытка прочертить вектор движения по разоруженческому треку.

Залогом успешного функционирования договора в течение многих лет считался сбалансированный подход к трем его ключевым составляющим: ядерное нераспространение, ядерное разоружение и мирное использование атомной энергии.

Этот баланс, к сожалению, оказался нарушенным. Первоочередное внимание в рамках обзорных циклов ДНЯО стало уделяться разоруженческим аспектам, а вопросы нераспространения и мирной атомной энергетики отошли на второй план.

Читайте также:  Мобильные средства пожаротушения: виды и классификация

Это, по оценке российской стороны, создает не вполне здоровую обстановку.

Дальнейшее усиление такого дисбаланса никоим образом не способствует укреплению режима, основанного на ДНЯО, и не в интересах его государств-участников, учитывая, что накал страстей и постоянное муссирование внутренних противоречий в рамках договора не делает наш мир безопаснее.

Сейчас мы находимся примерно в середине очередного пятилетнего обзорного цикла ДНЯО, который должен завершиться в 2020 году десятой Конференцией по рассмотрению действия договора. Как известно, предыдущая Обзорная конференция 2015 года завершилась без принятия итогового документа.

Государства-участники были тогда близки к тому, чтобы такой документ появился.

Совет

Его принятие было сорвано США, Великобританией и Канадой, которые нарушили консенсус из-за несогласия с его ближневосточным разделом, в основу которого были положены получившие широчайшую поддержку российские предложения по модальностям созыва Конференции по созданию на Ближнем Востоке зоны, свободной от оружия массового уничтожения (ЗСОМУ). Особый цинизм решению Вашингтона и Лондона придало то обстоятельство, что они вместе с Россией являются соавторами принятого в 1995 году в рамках ДНЯО решения о необходимости создания такой зоны и потому несут особую ответственность за его выполнение.

Эта история при всем ее скандальном характере еще раз высветила фундаментальный вопрос о том, что сегодня является объективным мерилом эффективности договора и стоит ли считать отсутствие итогового документа свидетельством не только безответственной политики отдельных государств-участников, но и — в более широком плане — внутреннего кризиса в ДНЯО. На этот счет существуют разные точки зрения. До 1995 года решения обзорных конференций носили утилитарный смысл. От них зависело, продолжит ли договор действовать в следующие пять лет.

Вместе с тем на Обзорной конференции по ДНЯО 1995 года было найдено стратегическое решение — о бессрочном продлении договора. Напряжение спало.

Международное сообщество сделало однозначный выбор в пользу ядерного нераспространения, придало соответствующему режиму постоянный характер, предсказуемость и устойчивость, защитило ДНЯО от влияния перемен в политических настроениях и конъюнктуре. Так что обзорный процесс в рамках ДНЯО утратил былое предназначение.

Его основная задача сегодня в буквальном смысле состоит в рассмотрении действия договора, то есть мониторинге за функционированием его механизмов. Так что принятие итоговых документов весьма желательно, но оно само по себе не может быть самоцелью. Положения ДНЯО от этого не утрачивают своего значения.

Тем не менее подобный взгляд на вещи не всех устраивает.

Прежде всего тех, кто рассматривает ДНЯО как «большую сделку 1968 года», по условиям которой в обмен на присоединение к глобальному режиму ядерного нераспространения так называемые неядерные страны получают неограниченный доступ к ядерным технологиям развитых в этом отношении стран (желательно на безвозмездной основе), а также гарантии со стороны стран, обладающих ядерным оружием, по скорейшему отказу от своих стратегических арсеналов. Подобный узкий и эгоистичный взгляд на ДНЯО — не редкость. Именно он порождает чувство неудовлетворенности у ряда стран и побуждает их настаивать на согласовании в рамках обзоров ДНЯО далекоидущих, зачастую заведомо невыполнимых решений в сфере ядерного разоружения.

Рассчитывать на преодоление противоречий между двумя изложенными выше подходами, по крайней мере в обозримом будущем, к сожалению, не приходится.

Разочарование результатами Обзорной конференции 2015 года, прежде всего отсутствием новых конкретных мер в сфере ядерного разоружения, подтолкнуло антиядерных радикалов к форсированному продвижению Договора о запрещении ядерного оружия (ДЗЯО), который был согласован и открыт для подписания в 2017 году.

При всем уважении к тем, кто выступает за скорейший отказ от ядерного оружия, руководствуясь благородной целью создания мира, свободного от ядерного оружия, к задаче ядерного разоружения необходимо подходить более трезво и реалистично.

Обратите внимание

Сокращение ядерных арсеналов происходит не в вакууме, а в условиях нарастающей политической непредсказуемости и обострения конфликтов. В нынешних условиях ставить вопрос о полном отказе от ядерных арсеналов — несерьезно и даже безответственно.

При реализации такого сценария вся конструкция международной безопасности может, как минимум, сильно пошатнуться и последствия этого будут пагубными.

Полная ликвидация ядерного оружия — это крайне непростая, а потому долгосрочная цель. Двигаться к ней можно лишь поэтапно. Работа в этом направлении должна строиться с учетом интересов стратегической стабильности. Безопасность одних стран не может обеспечиваться за счет ущемления безопасности других, в том числе, разумеется, и тех, кто на законных основаниях обладает ядерным оружием.

В России исходят из незыблемости положений статьи VI ДНЯО в ее взаимосвязи с соответствующими частями преамбулы договора.

Их суть: прекращение производства ядерного оружия, уничтожение всех существующих его запасов и исключение ядерного оружия и средств его доставки из национальных арсеналов не могут обеспечиваться в отрыве от усилий по заключению Договора о всеобщем и полном разоружении под строгим и эффективным международным контролем. Важно не забывать об этом, если действительно проявлять заботу о поддержании мира, международной безопасности и стабильности.

Что касается практических шагов в сфере ядерного разоружения, то Россия за последние 30 лет внесла колоссальный вклад в продвижение к безъядерному миру, сократив на 85% размеры своего ядерного потенциала.

Помимо тех шагов, которые были осуществлены во исполнение двусторонних договоренностей с США, Россия предприняла в одностороннем порядке целый ряд других важных мер. В частности, в четыре раза сокращено количество нестратегических ядерных вооружений.

В России перевели такое оружие в категорию неразвернутого, сосредоточив его исключительно в пределах национальной территории на централизованных базах хранения, где обеспечивается должный режим безопасности.

В российской Военной доктрине значительно понижены роль и место ядерного оружия.

Важно

Гипотетическая возможность его применения ограничена двумя исключительными случаями: нападением на Россию и ее союзников с применением ОМУ и ситуацией, когда в результате агрессии против нашей страны с применением обычных вооружений под угрозу поставлено само существование государства.

То есть речь идет о положениях сугубо оборонительной направленности. Кроме того, в Военной доктрине появилось понятие «неядерное сдерживание», что отражает снижение роли российских сил ядерного сдерживания в деле обеспечения национальной безопасности.

Помимо ядерного разоружения, в ходе текущего обзорного цикла договора и непосредственно Обзорной конференции 2020 года острой будет оставаться также проблематика ЗСОМУ на Ближнем Востоке.

Что касается создания ЗСОМУ, то к середине нынешнего обзорного цикла договора мы подошли с нулевым результатом на этом направлении. Но и расчеты отдельных государств на то, что данная проблематика «тихо» сойдет с международной повестки дня, безосновательны.

Для большинства ближневосточных стран создание ЗСОМУ в регионе является вопросом обеспечения их национальной и региональной безопасности. Они рассматривают его в качестве основной темы в рамках обзорного процесса ДНЯО.

Поэтому уйти от разговора по ЗСОМУ не удастся.

Созыв Конференции по ЗСОМУ остается актуальной и реально достижимой задачей в контексте выполнения резолюции 1995 года по Ближнему Востоку. Нельзя и дальше мешкать с подготовкой этого мероприятия, включая согласование всех его организационных модальностей и содержательных аспектов.

Хорошей основой для выхода на соответствующие решения в ходе Обзорной конференции 2020 года по ДНЯО могли бы послужить представленные Россией в ходе первой сессии Подготовительного комитета Обзорной конференции по ДНЯО в 2017 году предложения о выстраивании работы по созыву Конференции по ЗСОМУ, которые нашли широкую поддержку среди участников договора.

Еще одним масштабным вызовом режиму ядерного нераспространения стали одиозные идеи США по «усовершенствованию» Совместного всеобъемлющего плана действий по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы (СВПД). На самом деле СВПД не нуждается в «перекройке» и «улучшениях» задним числом.

Совет

Требуется лишь его добросовестное выполнение всеми участниками договоренности без исключения. Pacta sunt servanda — основополагающий принцип международного права.

Потворство вольному обращению отдельных стран с международными соглашениями, включая одностороннюю корректировку своих переставших быть «удобными» обязательств, способно привести к самым тяжелым последствиям для всего режима нераспространения.

Намерения и действия США уже сейчас спровоцировали новую волну спекуляций на тему жизнеспособности ДНЯО в силу недоговороспособности его отдельных участников. А ведь СВПД практически единодушно был признан мировым сообществом ключевым достижением в области нераспространения ОМУ за последние годы и получил полную поддержку со стороны СБ ООН. План действий отвечает интересам безопасности как региона Ближнего Востока, так и всего мира.

Предусмотренные СВПД меры (включая механизмы обмена информацией, верификации и контроля) носят беспрецедентный характер и дают надежную гарантию исключительно мирного характера ядерной программы Тегерана.

Сложившаяся по вине США ситуация вокруг СВПД грозит отодвинуть перспективу политико-дипломатического урегулирования на Корейском полуострове. В Пхеньяне при принятии решений наверняка будут учитывать, что любые договоренности с США могут быть нарушены в любой момент без всяких на то оснований.

Подводя итог сказанному, хотелось бы отметить, что залогом сохранения ДНЯО должны служить бережное обращение с договором, ответственное отношение к заложенному в него балансу интересов, осмотрительность в предпринимаемых действиях в отношении других договоренностей в данной сфере и выполнение всех соглашений, которые разрабатывались с опорой на этот международно-правовой инструмент.

Надо надеяться, что у всех участников ДНЯО хватит мудрости и ответственности, чтобы обеспечить целостность и незыблемость режима ядерного нераспространения.

Источник: https://interaffairs.ru/news/show/20094

Вступил в силу Международный договор. о Нераспространении Ядерного Оружия

Договор о нераспространении ядерного оружия — многосторонний международный акт, разработанный Комитетом ООН по ядерному разоружению. Данный Договор вступил в силу 5 марта 1970 года после сдачи на хранение ратификационных грамот государствами-депозитариями, а также 40 другими странами.

     Более 170 стран-участниц 11 мая 1995 года договорились продлить действие Договора на неопределенный срок без каких-либо дополнительных условий. Не являются участниками договора Израиль, Индия, Пакистан и КНДР.

     Целью Договора является ограничение круга стран, обладающих ядерным оружием, обеспечение международного контроля за выполнением государствами взятых обязательств, ограничение возможности возникновения вооруженного конфликта с применением такого оружия и создание широких возможностей для мирного использования атомной энергии.

Обратите внимание

     Договор о нераспространении ядерного оружия был разработан Комитетом ООН по разоружению, одобрен Генеральной Ассамблеей ООН 12 июня 1968 года и открыт для подписания 1 июля 1968 года в Москве, Вашингтоне и Лондоне.

     Договор устанавливал, что государством, обладающим ядерным оружием, считается то, которое произвело и взорвало такое оружие или устройство до 1 января 1967 года. Он обязал ядерные державы не передавать ядерное оружие и осуществлять контроль над ним, не помогать государству, не обладающему ядерным оружием в его производстве или приобретении.

     Неядерные государства обязуются не принимать ядерного оружия, а также не производить и не приобретать его и не добиваться в этих целях чьей-либо помощи. Основной проблемой с точки зрения контроля за соблюдением положений Договора является то, что один и тот же процесс — обогащение урана — может быть использован как для получения ядерного топлива для АЭС, так и в создании ядерной бомбы.

     Выработка ядерных материалов для бомбы может осуществляться тайно, под видом производства ядерного топлива, в чем подозревают Иран — или, как в ситуации с Северной Кореей, государство-участник ДНЯО может просто выйти из Договора. Другими словами, наличие или отсутствие политической воли — это все, что может помешать любому государству, развивающему ядерную энергетику, создать собственную ядерную бомбу.

     Однако создание ядерной бомбы представляет собой значительно более сложный процесс, чем обогащение урана в мирных целях. Для запуска процесса на АЭС урановая руда должна быть обогащена до 4-5 % содержания изотопа урана 235, для атомного реактора на АПЛ — 20-60 %, в зависимости от типа реактора, для бомбы не менее 90 %.

Источник: https://ruspekh.ru/events/item/vstupil-v-silu-mezhdunarodnyj-dogovor-o-nerasprostranenii-yadernogo-oruzhiya

Ссылка на основную публикацию